Деятельность своего фонда, которого на сегодняшний день уже не существует, владелец портала Liveinternet и системы медиаконтекстной рекламы MediaTarget Герман Клименко считает крайне успешной – фонд не инвестировал ни в один проект. А все потому, что надежда на появление второго Google или Facebook кажется Клименко слишком призрачной. Впрочем, он с большим удовольствием рассказал, почему понятие бизнес-ангела он считает оксюмороном, а современного стартапера по большей части неудачником.

Пролог
Я человек, который ходит и стучит колотушкой – стартапов нет, стартапов нет! Есть проекты, которые люди запускают на свои и сами. Когда-то я отсмотрел реально 350 стартапов, напротив каждого поставил галочки: дал бы, не дал бы. Но, естественно, не дал. Паре проектов чуть было не дал. Но удержался. Знаете, было бы особенно обидно – не дал, а проект выстрелил. Они же все еще пугают: «Ну ничего, ничего, мы еще выстрелим!». Так вот, я потом за всеми ними наблюдал. Прошло 3 года. Знаете. 350! Ни один! Мем стартаперский – 1 из 10 выстреливает? 1 из 100? Неправда! Едва ли один из тысячи. Расскажу, почему я так думаю.

90-е в интернете – тихая гавань

В интернет я поверил, скорее всего, от безнадеги – очень многие большие дела совершаются от безнадеги. У меня была своя аудиторская фирма, и тут мне почему-то показалось, что вместо рекламы в журнале «Эксперт» за $5 тыс., нужно купить немного интернета, – а цены в интернете были совсем другие: весь каталог List.ru стоил мне тогда $2 тыс. Затрат было мало – а я всегда люблю, когда затрат мало, а удовольствия много. Времена были очень экзотичные: причал, бензоколонки, бандиты бегали, а интернет показался мне тихой гаванью, куда можно было заплыть. Уверовать в то, что от интернета может быть прок, в то время мог только глубоко больной человек. Когда я всем кругом рассказывал, что скоро будет один интернет, это только для того, чтобы приподнять себя. Сказать, что я и правда во все это сильно верил – неправда, потому что иначе в самом начале вложил бы в него все свои деньги. Это значит, что упущений по затратам были ровно на такой объем. И даже во времена бума доткомов, когда в 1999 году я продал List.ru Миллеру за $1 млн., индустрии еще не было. А вот сегодня уже можно с уверенностью сказать, что завтра не будет ничего, кроме интернета. Вопрос только в том, кто будет за всем этим стоять.

Цукерберг побеждает
Основная проблема интернета вытекает как раз из тех 90-х. Первое потрясение для бизнеса – я имею ввиду реального сектора, – когда владельцем миллиардов оказался Цукерберг, не понимающий ничего про бизнес. Вот директор металлургического завода в Туле, у него идет выплавка чугуна, трубы дымят, завод стоит, условно, миллион. И тут есть какой-то сайт, которого нет. Бизнес в ступоре. Ты – бизнесмен, приходишь, тебе говорят: «Полюби Цукерберга, он миллиард стоит». Разрыв шаблона. Начала складываться новая среда обитания, произошла революция – победил Цукерберг: маленький, чмошненький, но главное – умный. Брутальные законы, к которым привык директор металлургического завода, перестали работать.

Стартаперы
Слово «стартап» к нам пришло в изуродованном виде. Это девочка/мальчик, у которых ничего нет, но нужен ментор Клименко и ментор Иваненко. Приходит юное дарование со второго курса ВШЭ и с ней второе юное дарование – программист, купивший книжку «PHP-гостевая книга за 24 часа», с идеей (!) и что-то рассказывают. Требуют, чтобы им нашли команду программистов и $2 млн. Если бы мне кто-то нашел команду и $2 млн, да еще когда отвечать ни за что не нужно, – я знаете, сколько бы всего сделал? Стартап – это бизнес, а бизнес – это проектное финансирование. Основное условие проектного финансирования – это профессионалы. Кто здесь профессионал? Какая-то девочка-студентка? Инвестор, тот самый директор металлургического завода, который и сам ничего не понимает в интернете, трясет свою кубышку, находит 2 миллиона – мы сделаем Facebook! Алхимики верили, что, чем больше куча мусора, тем больше вероятность того, что в ней родится крыса. Директор металлургического завода вдруг решает: вложу 2 миллиона в стартап и зародится жизнь. А жизнь не зарождается – Цукерберг нужен.

Бизнес-ангелы-алхимики
Дети, вместо того, чтобы учиться, думают: «Вот мы сейчас придумаем стартап, прейдем к бизнес-ангелу и он наваляет нам денег». История бизнес-ангелов, как квадрат Малевича, – шутку понимают только художники. Кто эти бизнес-ангелы? Те, что приходят на StartupPoint, встречаются с хипстерами и вкладывают деньги в проекты, от которых потом остается только шаблон для сайта? Просто у них появились свободные деньги. Лет 10 назад люди инвестировали надолго. Не было ни быстрых инструментов для реализации активов, ни институтов. Но вот клиповое сознание пришло и к инвесторам – у людей образовалось огромное количество свободных денег, которыми они готовы рискнуть. Знаете, как в спортлото, 6 из 49 – выигрыш 500 рублей, а почему бы не поучаствовать, а вдруг получится тысяча или две? Не получится – удовольствие получил.

Интернет – год за десять
Интернет – не поддающаяся управлению система. Они же продолжают смотреть на интернет, как на обычный бизнес, как на парикмахерскую, к примеру. Ну что могло за 20 лет измениться в работе парикмахера? Да фактически ничего, как стригли, так и стригут. Но мы забываем о том, что в интернете время идет Т+10. Методы, которые работали год назад, сегодня уже не работают. Основная проблема инвесторов, которые пытаются зайти в интернет, что они не понимают: индустрия кардинально изменилась за 10 лет. Для них – 10 лет – что? Цемент тот же: песок, вода, щебень. Возможно, таджика сменил узбек. У него до сих пор осталось это впечатление: «Я же помню, как тогда за $10 тысяч можно было купить Яндекс». А то, что рынок перешел в другое состояние, он не понимает. Инвестор говорит: «Вот Дуров скопировал Facebook пять лет назад, и мы возьмем и скопируем успешный западный проект». Но на самом деле это было 50 лет назад! Заниматься копированием сейчас – бессмысленно: все ниши заняты. Стоимость входа безумная. Вот мы и дожили до времен, что стартап, получивший меньше $2 млн., – это уже не стартап. На интернете до сих пор огромная пена, которая с обычного бизнеса уже сошла.
Еще одна группа инвесторов – венчурные фонды. Возьмем какой-нибудь западный инвестиционный фонд – по меморандуму он должен вложить 80% в надежные ликвидные акции, 10% в акции категории B и 5% – категории С. 1% ему разрешается инвестировать в «мусор» в надежде на квалификацию и «нам повезет» - знаете, есть такая кнопочка в Google? Не буду ни на кого ссылаться, но на Западе таких фондов с висящими «хвостами» сотни. Если вам удастся собрать эти хвосты из ста фондов по 1%, получается колоссальная сумма. Я знаю несколько таких российских венчурных фондов, которые финансируются из таких «мусорных хвостов», и у них нет цели зарабатывать деньги. Причем и задачи воровать деньги по-крупному они перед собой тоже не ставят – просто процентов 40 вкладывают в компании, которые никогда не выстрелят. Самое главное требование к их проектам – чтобы они были красивы, похожи на какие-нибудь западные, чтобы можно было сослаться на то, что, мол, мы инвестировали в проект, который выстрелил на Западе. 60% они оставляют на фонде и пилят аккуратненько. И главное, сильно не светиться в прессе, иначе все будут ржать. Смотрите, стартаперское движение живет! А весь секрет – в особенности бухгалтерии таких фондов.

Кому давать, кому не давать?
Не хочу употреблять слово «мошенники», мошенников можно обнаружить по тому, как они отводят глаза, смотрят на нос, потирают руки, нос чешут. А вот я говорю о такой породе людей, которая искренне верят в то, что они могут. Если бы какой-то стартап попросил у меня не миллион долларов, а $1 тыс. в месяц, я бы дал – не то что вдруг получится – скорее всего, не получится, но зато через год я получу профессионального сотрудника. Но он же хочет $2 млн.! И искренне думает, что он их не украдет. И самое главное сейчас – стартаперы уже перестали рассказывать про то, что они заработают миллиарды, а просто говорят: «Мы продадимся Гуглу». Вашу мать – а почему не Яндексу? «Яндекс – это мелко», – почти дословная дискуссия.
Одно дело, человек продает идею, мы договорились оценить проект в $5 млн., я продаю вам 25% и забираю эти деньги себе – ничего в этом плохого нет. Как оценили – не так важно, оценка бизнеса очень специфичная. Есть ряд компаний, в которые я вхожу как инвестор, и я деньги даю сразу на выход. Но когда люди просят $2 млн. на потратить… Я убежден, что нет ни одного проекта на начальном этапе, которому нужно столько денег. Все, что можно придумать – уже придумано, как в литературе есть всего семь сюжетов. Есть движки бесплатные для форумов, соцсетей. Я не видел ни одного проекта, который требовал бы большего. А ведь нет – приходят люди и рассказывают какие-то сказки. Великий Яндекс состоит из четырех важных программистов, которые и есть Яндекс. Завтра с Яндекса может пропасть погода, почта, пробки, все, что угодно, но есть поиск и Яндекс.Директ.

Венчурная рулетка
Наиболее интересная тема сейчас связана с тем, что уже ничего не надо. Интернет-индустрия сепарировалась, как глина, которая в начале жиденькая, а потом – застыла. Почему люди начинают скупать акции Газпрома? Все умные уже продали давно, а они идут покупать. Также и наши бизнес-ангелы и инвесторы вдруг теперь возгорелись желанием. Яндекс распродает активы, Усманов распродает активы – все «крупняки» фиксируют прибыль. Завтра здесь уже не будет ничего в том смысле, что гипотетически может появится какой-то Цукерберг, который все изменит, но он будет один. Не могу ничего сказать про успешные стартапы. Стартапы получают инвестиции – много таких. Насколько они на выходе будут успешны – это уже другой вопрос. Не нужно путать информационный выброс с последующим существованием. Мне жалко тех инвесторов, которые инвестируют в стартапы, потому что это нечестная игра. В интернете есть минимум 200 компетентных человек, «практикующих врачей», которые еще в 90-х бурно росли, дискутировали, ошибались. У всех у них тоже есть идеи, но помимо идей еще и квалификация и компетенции. Можно сказать: «Они старые пердуны». Ок, но есть и молодые пердуны. «У них глаз замылен» – тоже весомый аргумент. Но то, что качество нашей экспертизы выше, чем у юных дарований из ВШЭ, – это совершенно точно. Непонятно, почему пока разговор об инвестициях выродился в историю со стартап-week-end`aми. Должно произойти сближение между инвестиционными фондами и менеджерами индустрии. Я надеюсь, что за какое-то разумное время выработается практика взаимоотношений, понимание, кому давать, а кому не давать. Сегодня же инвесторы играют в рулетку, в которую я бы на их месте в жизни не играл. 

Записала Дарья Маслова
Комментарии
Андрей Богоявленский   15.04 14:53
Не бывает чисто белого или черного (в данной статье крайность - инвестиции в интернет это зло). Например сейчас трудно представить бизнес оффлайн без онлайн составляющей.
Шумилин Владимир   16.04 12:43
Тогда я тоже ИНВЕСТОР .Я тоже никому и никогда не дам денег. И еще теоретическое обоснование подведу- почему не дам. Потому что их у меня нет.
Тогда о чем же эта статья?
Guest   29.06 15:30
медсестра порно секс скачать бесплатно http://pornomet.com/medsestra/