18 Октября 2013 / Статьи

Оживить ретро-рынок 

Оживить ретро-рынок

Нетипичная для Firrma история о том, как теория «длинного хвоста» помогает предпринимателю Георгию Кеймаху возрождать бытовую фотографию, а также о хипстерах, сентиментальности и проявлении снимков в растворимом кофе. В общем, о том, как можно найти, пусть и маленький, но свой рынок.

Закончив РГГУ, фотограф Георгий Кеймах начал размышлять о том, как можно совместить только что полученное культурологическое образование со своим профессиональным опытом, а любовь к плёночной фотографии – с желанием зарабатывать. Картина вырисовывалась не самая радужная: рынок фотографии, с одной стороны, перенасыщен профессионалами всех мастей и квалификаций, с другой – не предлагает ничего особенного за пределами однотипных свадебных фотосессий. По демпинговым, а иногда и неприлично завышенным ценам можно получить разве что такие же, как у всех знакомых, фотографии с осенними листьями, да и о тех придётся долго договариваться.

В то же время совсем исчезла бытовая фотография – те самые небольшие ателье, куда заходили парами или семьями, чтобы сделать памятный снимок. Очевиден и высокий спрос на всё, что можно назвать «ретро»: плёночную фотографию, странные старые камеры, необычные снимки.

«Я отталкивался от того, что рынок плёночной фотографии не развит, в этой области не предлагают никаких услуг», – говорит Георгий. – «И это на фоне огромного всплеска спроса на всё сентиментально-ностальгическое. Получается, на рынке фотографии есть такой «длинный хвост», много мелких, редко спрашиваемых услуг, которые находятся вне пика типовой цифровой съёмки. Мы решили сделать ставку на бытовое фото».

Так появилось фотоателье Шипр – команда из нескольких фотографов. С самого начала Георгий с коллегами развивали три направления работы. Первым и основным было воссоздание собирательного образа старого фотоателье, того самого, куда заходишь с приехавшей бабушкой, чинно садишься на стул, долго ждёшь, пока фотограф настроит большую неуклюжую камеру, слепнешь от вспышки и минут через пятнадцать получаешь черно-белый снимок. Основной аудиторией ателье были выбраны хипстеры «или, даже, скорее их родители» – люди с определёнными «культурными фильтрами», как выражается Георгий. Именно они наиболее трепетно относятся к стилизованным под старину снимкам – и, что немаловажно, готовы за них заплатить.

Второе направление – репортажное фото и светская хроника. Его клиенты – компании, проводящие тематические корпоративы, и устроители вечеринок. Состаренное в фотошопе цифровое фото не даёт нужной атмосферы, уверен Георгий. Плёночная фотография, напротив, не только впишется в стиль события и добавит ему зрелищности, но и оставит намного более запоминающиеся снимки. Сочетание образов участников с правильной техникой не только воссоздает имидж старины, но и позволяет обыкновенному репортажу выглядеть намного выигрышнее.

Третий вид активности – так называемый «продакшн», съёмки для глянца и рекламы. По словам Георгия, в этой индустрии интерес к плёночной фотографии не меньше, чем у обывателей, и всё больше журналов отдают предпочтение именно плёнке.

Шипр появился в апреле 2012 года, именно тогда был зарегистрирован домен. Поначалу команда работала в формате «трэш-ателье» – выезжала на разнообразные городские мероприятия со старыми полароидами и дурацким реквизитом. За одно такое мероприятие зарабатывали 5-6 тысяч рублей, но основным результатом, конечно, был PR – об ателье узнавали многочисленные посетители. Больше давали корпоративы – около 30-40 тысяч. Все эти деньги шли исключительно на развитие – в основном на покупку новой техники.

В августе 2012 года ателье стало снимать на фотобумагу, проявка которой занимает около пятнадцати минут. Из этого сделали небольшое шоу, которое стало частью процесса. Мобильная лаборатория 1942 года позволяла проявлять фото прямо на глазах у публики, что, конечно, повышало интерес. Выручка росла, но с ней росло и количество проблем. Увеличились временные затраты – всё же фотобумага не полароид. Технология была сложнее, техника иногда подводила, нужны были более продвинутые условия.

Ситуация стабилизировалась к ноябрю, когда удалось наладить технологический процесс и стало больше заказов на коммерческие съёмки. Тогда же появилось несколько публикаций в СМИ, которые добавили небольшому передвижному ателье популярности.

Уже весной 2013 Георгий с коллегами сделали первые театрализованные мастер-классы, на которых учили всех желающих получать фотографии с помощью подручных материалов. Фотографы проявляли снимки в растворимом кофе, смешанном с содой, и закрепляли изображение водкой. Успех был заметный: участники таких мастер-классов не только становились свидетелями шоу, но и получали полезные знания и навыки, так что теперь фотоателье планирует развивать эту деятельность.

Лето 2013 стало для Шипра важным рубежом. Благодаря сотрудничеству с сервисом GFranq ателье выехало на фестиваль «Дикая мята», для которого Георгий с коллегами соорудили огромную камеру – размер снимков составляет 50Х60 сантиметров. Это было довольно масштабной PR-акцией, которая помогла в решении серьёзной проблемы с продвижением. Одновременно фотоателье начало сотрудничество с Булгаковским домом, где теперь и осело, изменив кочевому образу жизни. Георгий говорит, что они очень долго выбирали подходящее помещение – важно было попасть в правильный антураж. На Большой Садовой всё совпало: и многочисленная публика с подходящим настроением, и эпоха, и интерьер выделенного под ателье пространства.

Теперь в планах фотоателье увеличить штат сотрудников и парк техники. Одновременно нужно оптимизировать все технологические процессы, которые по-прежнему не всегда проходят безупречно. Однако Георгий уверен, что его опыт «плёночного» фотографа поможет ему изобрести ещё какие-нибудь технологические новшества. Конечно, один из серьёзных рисков компании тесно связан с занимаемой нишей – это собственно фото-техника, она старая, хрупкая и временами капризная.

Но главная проблема – это придумать, как «взять деньги». «Я прямо вижу, как их много на этом рынке, – улыбается Георгий. – Надо только придумать, как их взять. Сейчас у нас восемь фотографов, все внештатные, и за выезд мы зарабатываем около тысячи евро при расходах в пять тысяч рублей. Но я уверен, что можно добиться и лучшего результата. Людям нужна бытовая фотография, и мы как раз те, кто может качественно предоставлять эти услуги».

И, конечно, для Шипра важно найти еще больше мелких повседневных услуг на рынке фотографии, в которых были бы востребованы их опыт работы с плёнкой и которые давали бы клиентам атмосферу уже почти забытых небольших фотоателье. «Внимание, сейчас вылетит птичка!».