Чуть больше месяца назад Московская биржа и NASDAQ OMX подписали соглашение о сотрудничестве. Теперь американская площадка будет консультировать российские технологические компании и международные организации, которые имеют бизнес в России, в том числе готовя их к IPO. Учитывая «предайпиошное» волнение, поразившее многие российские компании, выглядит довольно любопытно. Мы расспросили старшего вице-президента Нью-Йоркской биржи Адама Костяла о том, чего ждать местным игрокам от NASDAQ.

Как выглядит российский венчурный бизнес глазами ньюйоркера?

Вы знаете, все взгляды западных инвесторов сегодня устремлены на Россию. Не спорю, есть еще несколько сопоставимых по привлекательности и перспективности с вашей страной рынков, тем не менее, Россией интересуются буквально все.

Какие компании наиболее интересны американскому инвестору?

Американских инвесторов интересуют не столько местные локальные истории, сколько те бизнесы, которые могут быть масштабированы. Когда венчурный инвестор смотрит на бизнес, на эту характеристику он обращает огромное внимание. Бизнес в моем понимании – это что-то большее, чем просто компания, оперирующая на одном рынке. Примером тому может быть успех того же «Яндекса» в Турции.

Но я не уверена, что тот же «Яндекс» будет иметь успех в US…

На самом деле он и не должен: достаточно того, что он может стать больше, чем просто успешный российский проект. Я не уверен, что американские инвесторы ищут уникальные идеи, им интересны, скорее, глобальные масштабируемые истории.

Разве сегодня западные инвесторы не находятся в поиске новых идей?

Я так не считаю: главное – это то, как идея реализована и, повторюсь, ее масштабируемость. Пример тому могу привести проект Avito – шведские предприниматели взяли модель, которая уже была успешна в Европе, и реализовали ее на высоком уровне. Сегодня Avito успешен во многих странах, в том числе и в России. Если же у вас действительно уникальная идея, это только добавит ценности, но это не является непременным условием. Главное иметь талант убедить инвесторов, что со своим проектом вы поедет в Азию, сможете быть успешны в странах СНГ и пр. Совершенно не обязательно ехать и покорять US.

А как на ваш взгляд выглядит история успеха IPO Qiwi?

Кстати, я совсем не уверен, что здесь была уникальная идея, это опять же проект, блестяще реализованный, с сильной командой, стабильным бизнесом и прибылью. Когда я говорил, что все глаза сейчас устремлены на Россию, я имел ввиду как раз то, что Россия – это огромные розничный рынок с большими возможностями, к тому же есть еще несколько рынков, которые зависят от России – и эти возможности нужно использовать.

Общались ли вы здесь в России с небольшими компаниями, стартапами?

Я представляю биржу NASDAQ и все-таки не являюсь венчурным капиталистом, который находится в поиске проектов для инвестирования. Меня интересует, насколько российский финансовый рынок сегодня динамичен, чтобы на нем появились новые компании уровня Qiwi или «Яндекс».

Можете ли вы сравнить российские публичные компании?

Я уверен, что «Яндекс» и Google – компании одного качественного уровня, но «Яндекс» все-таки на одну ступень выше – исключительно по степени зрелости. «Яндекс» – это давно не просто публичная компания с сильным менеджментом, разместившаяся на NASDAQ. Компания стала частью мировой финансовой системы, она так же инвестирует и в эко-систему и отрасль. Локального технологического сектора в сущности вообще не существует, потому что он по определению глобален. Технологические компании производят услуги непосредственно для потребителя, который нуждается в них и в России, и в США, и в любой другой стране. Просто российские компании функционируют на менее развитом рынке.

А чем с вашей точки зрения отличаются предпринимательские культуры наших стран?

В Америке студенты, заканчивая университет, чувствуют, что хотят быть предпринимателями. Они не мечтают о том, чтобы стать аккаунт-менеджерами, они хотят создавать свой собственный бизнес. Те же, кто чувствуют в себе этот дух антрепренёрства, так же ощущают поддержку среды, в которой их мечта может сбыться. Я уже не говорю о Долине – там вообще чувствуешь уверенность в том, что рынку нужны твои идеи, причем они будут также коммерчески успешны, потому что будут востребованы финансовыми институтами. Заслуга Долины в том, что большие идеи выходят на рынок, становятся публичными и востребованными рынком и инвесторами. Это то, чего не хватает в России. Нужно, чтобы люди чувствовали, что они могут реализовать себя. Поэтому необходимы крутые программы по обмену, поддержка со стороны государства и инвесторов.

Как российские компании могут привлекать американские деньги?

Ну, во-первых, многие из них это уже с успехом сделали. Листинг на том же NASDAQ – прекрасная альтернатива поднять американскую ликвидность. Для американских инвесторов, которые выбирают для инвестирования компанию, листингующуюся на американской бирже, – это признание компании мировым сообществом. В Америке есть инвесторы и фонды, четко настроенные инвестировать только в акции технологических компаний, котирующиеся на NASDAQ.

Какой совет вы бы дали российским предпринимателям?

Прежде всего, я бы им рекомендовал использовать все возможности партнерства между Московской биржей и NASDAQом. Мы действительно хотим помочь развиваться местным рынкам и технологическим компаниям по всему миру – я разделяю позицию: ты либо видишь небольшой мир и стараешься его поделить, то есть делишь небольшой пирог, либо решаешь, что весь мир будет в выигрыше, если этот пирог будет больше. Я за глобальные истории.