10 Декабря 2013 / Статьи

TechCrunch Moscow-2013 в цитатах 

TechCrunch Moscow-2013 в цитатах

Во второй день на TechCrunch Moscow-2013 стартапы уже не так обласканы вниманием публики: каждый из 38 проектов презентовал себя, жюри определило финалистов. Теперь в центре внимания были панельные дискуссии и круглые столы, за которыми наши и иностранные инвесторы, предприниматели и топ-менеджеры спорят о специфике российского рынка. Мы послушали, о чем говорят на TechCrunch, и публикуем самые яркие цитаты конференции.

Сергей Белоусов,

старшийпартнер Runa Capital, CEO Acronis

«Быть одновременно CEO компании и венчурным инвестором нелегко. Это две абсолютно разные роли. Генеральный директор любой компании обязан уметь фокусироваться, должен постоянно держать это в голове. VC – другая категория людей, для них это необязательно. Именно поэтому им и живется легче: ведь намного приятнее просто заниматься тем, что тебе нравится, и не быть прикованным к одному проекту».

«Такая «двойная жизнь» очень помогает мне в профессиональном плане – я могу быть более эффективен как инвестор потому что сам являюсь предпринимателем. И вижу, что реально для компании, а что нет. Постепенно так вырабатывается навык сразу сознавать, что можно выжать из того или иного стартапа. Поймите, не всем суждено стать Google. Но между провалом проекта и величием Google есть огромное пространство, которое нужно уметь заполнить».

«Часто спрашивают, почему российский рынок не рождает таких гигантов, как GFT (Google, Facebook, Twitter). Все они взлетели за счет венчурных инвестиций. В плане идей Россия и Штаты идут почти наравне – США с небольшим отрывом. Но в плане размеров инвестиций разрыв огромен. Если в России верхняя планка для качественного проекта с хорошей технологической базой $50 млн., то в Америке за эту же идею можно получить $500 млн. Ясно, что такие цифры убивают всю надежду на конкуренцию».

«Удивительно, но я напрочь лишен умения чувствовать тренды. Когда в 1994 году мне показали интернет, я очень скептически отнесся к этой непонятной штуке и считал, что у нее нет никакого будущего. Только спустя 2-3 года я начал понимать, как ошибался. Вот и теперь – я только недавно понял, что будущее за развитием big data. Анализ больших данных можно применять не только для развития отдельных компаний, но и в интересах целых экономик».

«Я уже подумываю о выходе на предпринимательскую пенсию. Дело в том, что CEO вынужден ежедневно тушить какие-то токсические пожары, а если это не удается, всё равно быть со своим проектом до конца. Если же вы инвестор и ваша компания потихоньку загибается, вы можете спокойно плюнуть на нее и заняться другим проектом».

Адео Рессии, член Правления X Prize, основатель TheFunded.com, основатель и CEO The Founder Institute

«Средний возраст стартапера в Кремниевой долине, в отличие от России, – 34 года. И это логично. Вы уже отучились, завели семью, успели поработать – у вас уже есть более или менее полная картина окружающего мира. И весь этот жизненный опыт вы транслируете на свой проект».

«Один из самых важных факторов успеха – флюидный интеллект. Для определения этих способностей у претендентов мы в Founder Institute проводим специальные тесты. У вас, русских, с результатами таких испытаний всегда всё хорошо. Вы просто рвете всю планету на поле логических задачек – здесь вам нет равных. Под флюидным интеллектом мы понимаем способность быстро проанализировать предложенную ситуацию и применить для ее решения набор четких правил. Это кажется элементарным, но это ужасно важно для формирования предпринимательского мышления».

«Мы провели исследование, в основу которого положили несколько факторов, важных для построения бизнеса с нуля. Давайте посмотрим, что нам показали респонденты в Москве: адаптивный интеллект на высоте – не знаю, чем это объясняется, но здесь вы на первом месте в мире. С точки зрения открытости новым каналам общения у московских стартаперов, как бы помягче выразиться, беда. Что в Москве, что в Берлине у людей почему-то большие проблемы с общением. Итог: российские предприниматели противные, но зато последовательные и логичные люди. В то же время, вы поразительно легко теряете контроль над собой. Условно говоря, если по дороге домой вам попадется старенькая бабушка, вы поможете перейти ей дорогу, но если кто-то случайно заденет вас плечом, вы сразу же навесите прохожему с обеих рук».

ФабианСигель,партнер Global Founders Capital

«Большинство российских стартапов видят себя как российские стартапы – и ничего больше. Они родились здесь, здесь будут расти, развиваться или угасать. В этом проблема. Почему-то у вас сильно развита эта национальная принадлежность, а глобальные амбиции не развиты. Поэтому, если мы решаем вложиться в российский проект, то сразу же тестируем его на предмет возможности масштабирования. Это важно – идея может провалиться в какой-то одной стране только потому, что не подойдет именно этой рыночной модели. И тогда проект можно переносить на другой, более подходящий рынок. Но для этого необходимо, чтобы сама компания была готова трансформироваться».

Томаш Данис, управляющий партнер MCI Management

«Я не считаю нужным с первого же дня нацеливаться на захват глобального рынка. Мне ближе другая стратегия: сначала опробовать, как идея работает дома, а потом уже думать, если это возможно, о выходе на международные рынки».

«Онлайн-сегмент в ближайшем будущем отхватит большой кусок рынков во всех существующих областях».

Фредерик Курт, член совета директоров Farfetch.com, партнер в Advent Venture Partners

«Если вы делаете проект даже на самую горячую тему на рынке, без команды вы ничто. Я убежден, что люди важнее технологий».

Дмитрий Чихачев, управляющий партнер Runa Capital

«Хочу разуверить иностранных коллег: тема коррупции в российском B2B-сегменте сильно преувеличена. Крупные компании используют систему онлайн-тендеров, благодаря которой контроль закупок становится абсолютно прозрачным. При тех объемах коррупции, которыми всех пугают, этот механизм просто не смог бы существовать».

«Я недавно наткнулся на показатели, которые меня поразили: сейчас на образование в мире тратится $ 4 трлн.! Это вдвое больше, чем уходит на развитие IT-отрасли. А на обучение в онлайне выделяют $90 млрд. Если в скором будущем хотя бы 10% всего образования уйдет в онлайн, получится отдельный большой рынок».

Ноам Канетти, партнер и руководитель технологической практики EY Израиль

«Какой бы на самом деле не обстояли в России дела с коррупцией, весь мир думает, что показатели по ней у вас зашкаливают. И это очень сильно мешает развивать международный бизнес здесь. Поэтому стартаперы должны убеждать иностранных инвесторов в том, что они не типичные русские. Проект лучше сразу строить по западному образцу и заключать международные соглашения. Чтобы инвестор знал: в случае выхода из проекта никаких проблем у него не возникнет».

«Чтобы привлечь иностранных инвесторов в Россию, нужно показывать им, что ваши проекты решают не только локальные проблемы. С первого дня существования компании вы должны рассматривать перспективу развития на международном рынке. И думать о глобализации. Если этого не заложить в программу на самом старте, потом будет очень сложно перестроиться».

«Желание захватить весь мир должно быть, даже если на начальном этапе вы планируете расти только на своем маленьком рынке. Смотрите, если проект не выйдет на IPO, вы захотите продать стратегию. А покупатели чаще всего – иностранцы, которые не захотят сами перестраивать весь механизм под международный формат».

«Это же фантастика, что любой, самый маленький проект можно сделать глобальным, независимо от того, в каком уголке света он появился. Интернет сделал мир по-настоящему «плоским».