7 Октября 2014 / Статьи

Предприниматель Айнур Абдулнасыров: язык до IPO доведет? 

Елена Краузова Автор / Елена Краузова
Елена Краузова - постоянный автор Firrma.
Предприниматель Айнур Абдулнасыров: язык до IPO доведет?
Венчурный медиа-ресурс Firrma в партнерстве со Slon.ru вычислил 30 самых авторитетных в стартаперской среде представителей венчурной индустрии. Это не «мнение редакции» – чтобы найти этих людей, мы опросили около 60 молодых предпринимателей, инвесторов и экспертов. В итоге те назвали своих фаворитов в трех категориях: инвесторы, стартаперы и профи – по 10 в каждой группе. А мы встретились с каждым из «звезд» и сделали по кейсу. На протяжении ближайших трех месяцев мы будем знакомить вас с людьми, которые приложат – а может, уже и приложили – руку к появлению наших «гуглов» и «фейсбуков». Сегодня мы знакомим вас с сооснователем LinguaLeo Айнуром Абдулнасыровым.

Айнур Абдулнасыров звонит мне из солнечной Турции – и это в сентябре, когда в Москве уже дожди. «Мы здесь все работаем по восемь часов в сутки, как и дома. Больше – опасно, команда «перегорает», – говорит он. – Когда мы были в Таиланде и в Черногории, нам удавалось очень быстро делать классные решения, стремительно развивать продукт – так что я верю, что такие поездки очень здорово погружают в работу и укрепляют командный дух. Ну, и месяц путешествия – это не так уж дорого». В каждую поездку с командой ездит мягкая игрушка – львенок Лео. С талисманом cервиса, у которого более 9,5 млн пользователей по всему миру, Айнур расставаться не хочет. В планах предпринимателя – IPO через несколько лет.

Айнур родился в маленьком поселке Дюртели в Башкирии. В детстве он ходил в самые разные секции – от дзюдо до резьбы по дереву, но по-настоящему его увлекали кружки по радиотехнике и компьютерные курсы. Конечно, тогда, в начале 1990-х, учить школьников программированию никому не приходило в голову, так что Айнур осваивал простые офисные программы и рубился в игры – в основном, в популярную тогда стратегию Command & Conquer. Еще он собирал всевозможные устройства на самодельных платах, развинчивая для экспериментов домашнюю технику или обегая всех знакомых ради микросхем, конденсаторов и резисторов. Одна из таких затей кончилась сборкой радиомикрофона, который он с друзьями быстро пустил в дело – стал надиктовывать экзаменационные ответы для одноклассников, которые выстукивали номер билета для Айнура, прятавшегося на улице. С радиосвязью мальчик явно пошел дальше героев рассказов Николая Носова – Коли и Мишки, – перезванивающихся по проводному телефону.

Конструкторские навыки и помогли ему заработать первые деньги. Когда в Дюртелях стали появляться радиоприемники, они ловили только одну частоту на УКВ-волне, а все популярные музыкальные станции не доставали до далекого маленького города. За несколько месяцев до этого Айнур побывал у бабушки в Челябинске, откуда привез новенький радиоприемник и успел поэкспериментировать с индукционной катушкой, чтобы в Дюртелях можно было слушать больше станций. О том, что у него продвинутое радио, случайно узнали одноклассники, которым Айнур помог сделать такие же приемники – по дружбе бесплатно. С тех, кто учился с ним в параллельных классах, парень решил взять уже по сто рублей. В конечном итоге он просто пришел на местный рынок и пообещал продавцам подкрутить приемники по двести рублей за штуку. «Тогда собралась приличная толпа торговцев, я неплохо подзаработал», – смеется Абдулнасыров.

Как ни тянуло Айнура к «железкам», поступать он все же решил в ВШЭ. С хорошими баллами по ЕГЭ и медалью пройти конкурс получилось легко – а вот учеба была серьезной. «Вообще, я думал: поступлю в хороший вуз, отработаю в международной компании несколько лет, наберусь опыта – и открою свое дело, – рассказывает он. – Но так получилось, что последний этап наступил намного быстрее».

Агрегатор native speakers

Чтобы подзаработать на «кино и мороженое», Айнур решил помогать школьникам с английским и экономикой. Разместив больше десятка объявлений на сайтах и форумах, спустя несколько месяцев работы он стал получать больше предложений о репетиторстве, чем мог бы потянуть студент второго курса дневного отделения. Так что Абдулнасыров нашел носителя языка и предложил ему часть клиентов в обмен на четверть его выручки. Так зародился проект «Клуб носителей языка», который стал резидентом вузовского бизнес-инкубатора (кстати, там Айнур познакомился с экс-гендиректором Digital October Дмитрием Репиным и сооснователем Rocket Bank Виктором Лысенко). У Абдулнасырова в подчинении было больше 15 человек – в основном однокурсников, – а в партнерах – 150 преподавателей, которые готовы были учить 12 языкам. «Я помню, после одного из мероприятий в бизнес-инкубаторе мы шли с Айнуром к метро, и турист спросил его о том, как пройти на какую-то улицу, – вспоминал Виктор Лысенко. – Айнур объяснил, а потом стал рассказывать о «Клубе носителей языков» и просить присоединиться. Я тогда подумал, что у этого парня точно все получится».

Абдулнасыров и сам не бросал учительствовать. Главной его задачей было найти способ мотивировать непосед, которые не всегда понимали ценность английского для будущей взрослой жизни. Айнур хотел подобрать для каждого ученика такие задания, чтобы осваивать новые слова и зубрить грамматику стало как можно интереснее. «Я сам учил в университете немецкий, – говорит Айнур. – Для меня самым классным способом было слушать Rammstein, разбираться с их текстами и потом «подпевать». Это помогало нарабатывать словарный запас и не делать ошибок в произношении. Любовь к немецкому року помогла мне стать учеником с самым лучшим акцентом в нашей группе».

В какой-то момент Айнур стал замечать, что увлекательные и действительно интересные задания используют немногие учителя. Впрочем, как и существовавшие тогда языковое веб-сервисы и приложения. Так Айнур стал присматриваться к не занятой никем нише. К тому моменту он уже понял, что «Клуб носителей языка» слишком нишевая история. Предприниматель решил двигаться в сторону автоматизации, сохранив при этом интерактивный формат. У «Клуба носителей языков» был сайт, но он был сделан на коленке и вряд ли мог бы служить платформой для нового продукта. Прочитав «тонну книжек» о том, как учили языки известные полиглоты, и о самых разных подходах к учебе, Айнур понял, что подобные техники можно упаковать в онлайн-сервис. Продав свой первый бизнес за $250 тысяч – этот момент как раз совпал с выпуском из вуза, – Абдулнасыров решил стартовать с новым проектом.

Концепция нового сервиса «варилась» довольно долго, Айнур все не решался начать – казалось, что нужно детально продумать устройство и опции сервиса, еще больше погрузиться в тему онлайн-образования, найти хорошие инвестиции. В итоге Абдулнасыров почти несколько месяцев оттягивал момент запуска. Уверенности придала случайная встреча с бизнес-тренером Алексеем Ищенко, с которым Айнур завел задушевную беседу на свадьбе Дмитрия Репина. Айнур рассказал Алексею обо всех своих проектах и лишь вскользь упомянул о новой идее. Ищенко на все сомнения парня отвечал одним вопросом: «А что тебе мешает прямо сейчас начать его делать?». Спустя несколько недель Айнур нанял пять человек в команду, потратив $100 тыс. на полугодовую поездку разработчиков в Таиланд – для «погружения» в продукт. Там же ребята придумали львенка Лео для аватара пользователя – он олицетворял потерянного в джунглях новой информации ученика. Так началась история LinguaLeo.

Мечтать не вредно

История этой компании рассказана не раз. Первая версия сервиса появилась в марте 2010 года, но не принесла ожидаемых денег – спустя первые несколько месяцев вместо намеченных $10 тыс. «Лингвалео» заработал $500. После того, как сорвалась сделка на 2 млн евро с крупной лингвистической компанией, а виртуальную валюту зарегистрированные 30 тысяч пользователей покупать так и не захотели, проект пришлось заморозить.

Возвращение из Таиланда в Москву и те полгода, когда в компании остались только один разработчик, человек на поддержке и бухгалтер, оказались самым тяжелым испытанием для Айнура. То, что сервис не «полетел» с первого раза и команду пришлось распустить, он воспринимал как собственный «фэйл». Период фрустрации длился два с лишним месяца. 

«Вначале ты в полной депрессии, потом начинаешь шаг за шагом прокручивать свои действия, находишь ошибки, винишь себя, – вспоминает Абдулнасыров. – Но затем ты принимаешь сложившуюся ситуацию и начинаешь искать максимально действенные решения в рамках ее «ограничителей», неизменяемых факторов. Оглядываясь назад, я понимаю, что даже хорошо, что все так сложилось. Хорошо, что мы пошли венчурной дорожкой, а не стали работать со «стратегом»; хорошо, что монетизация не пошла – мы смогли сделать новую бизнес-модель».

Встряхнуться Айнуру помогла новая работа. Подепрессовав, он пришел к своему вузовскому другу, Владимиру Макарову, с которым еще с времен «Вышки» делал сервис для подбора артистов Treda.ru и агрегатор предложений фотографов ImageStars. На несколько недель Айнур ушел в «отшлифовку» интерфейса Treda.ru, правку багов и новые опции. Это позволило ему вновь почувствовать в себе силы и ощутить готовность с новыми силами вернуться к LinguaLeo. 

«Я переживал это несколько раз: то, на что ты возлагал надежды и что ты долго «растил», часто «ломается», а результат оказывается ниже ожиданий, – признается Айнур. – Но нужно давать себе установку: легко ничего не будет. И постепенно все новые и новые твои шаги, решения, инициативы, приведут к тому, что все наладится».

Другой принцип Айнура – сохранять устремленность в будущее и не бояться тратить время на «помечтать». Та самая установка на «английский-международная компания-бизнес», которая помогала ему в старшей школе и вузе, стала (в более «коротком варианте», без долгой корпоративной карьеры) реальностью за несколько лет. «Так вот, если качественно мечтать – примерно в течение трех лет (я подметил, именно за этот срок) все намеченное сбудется, – говорит Айнур. – Я уверен, что важно находить время для построения стратегических планов, для фантазирования о новых свойствах продукта, о новых клиентах, новых проектах в рамках бизнеса».

Инвесторы со второй попытки


Поначалу переговоры с инвесторами у Айнура не заладились. Подавленный сорвавшейся сделкой с крупным игроком лингвистического рынка, он с настороженностью воспринимал все предложения от потенциальных партнеров. Встретившись осенью 2010 года на Пермском молодежном инновационном конвенте с предпринимателями Егором Руди и Сергеем Кузнецовым в зале для кофе-брейков, Айнур после вопросов будущих инвесторов о состоянии проекта, выручке и планах команды, напрягся. «Я еще не отошел от последствий «заморозки», кризиса ликвидности, всю ответственность за случившееся я возлагал на отказавшегося от сделки по финансированию партнера, – говорит он. – Поэтому я спросил: «Вы интересуетесь как инвесторы? А у вас деньги есть?». Неловкая пауза. Затем я рассказал нашу прошлую историю и объяснил, почему опасаюсь «ненадежных» инвесторов, – и разговор вернулся в конструктив». Словом, для диалога обеим сторонам пришлось раскрыть карты, подробнее рассказать о себе – и максимально в открытую договариваться».

«Я вообще быстро признаю, что не прав, если вижу, что ошибся, – поясняет этот эпизод Айнур. – С другой стороны, обычно стараюсь показать, что если дело доходит до «неадеквата», я вряд ли буду продолжать диалог». По его словам, об условиях сделки с Егором и Сергеем он договорился в тот же вечер. В течение нескольких недель они представили проект известному бизнес-ангелу Игорю Рябенькому (он на тот момент уже вложился в Eruditor Group Егора и Сергея), который оказался активным «самоучкой» в изучении многих иностранных языков и поверил в сервис. «Я до сих пор помню, как в свой первый визит к нему в офис на Таганке рассказывал о своей идее увлекательного изучения языку и о том, что с LinguaLeo люди смогут не «ломать» себя, изучая язык, – говорит Айнур. – А он объяснил, как эффективно запоминает слова, что ему помогает практиковать язык. Вот так мы и понравились друг другу».

Команды Айнура и Егора с Сергеем «жили» в течение пары лет в соседних комнатах – в технопарке «Строгино». Поэтому Абдулнасыров часто приходил к «старшим товарищам» за советом. А еще они иногда устраивали совместные «тусовки». Однажды команды LinguaLeo и Eruditor Group отправились на дачу к Егору на шашлыки. В то время у Айнура был серьезный конфликт с одним из разработчиков и он уже думал о том, чтобы провести последнюю беседу и, скорее всего, мирно разойтись. Но Руди усадил спорщиков за стол и заставил их проговорить всю ночь – о взаимных претензиях и требованиях. В конечном итоге конфликт удалось «разрулить». «Вообще, у предпринимателя такой колоссальный груз ответственности, что это очень здорово, если рядом есть опытные партнеры, с которыми можно разделить эту ношу, – признается Абдулнасыров. – Не то чтобы я боюсь, но, честно говоря, это важно – иметь возможность обсудить все нюансы той или иной проблемы и того или иного шага, все взвесить совместно, чтобы ты не был совсем «финальной точкой» в принятии решения».

Ангельские инвестиции позволили Айнуру снова собрать команду, вложиться в маркетинг и выйти на самоокупаемость к лету 2011 года и на показатель в 0,5 млн зарегистрированных пользователей к середине осени. Для Абдулнасырова всегда было важно не останавливаться на достигнутом,

так что он стал искать новых инвесторов для масштабирования бизнеса и новых «придумок» в продукте. Тогда же с проектом решил познакомиться фонд Runa Capital. Но договориться об оценке компании не удалось. «Я говорил «XXX», мне говорили – «XX», – объясняет Айнур. Тогда он поехал в США и обошел с десяток фондов в Кремниевой Долине – оказалось, что зарубежные партнерам проект тогда интересен не был. Так что Айнур решил пойти на «второй круг» и вернулся к переговорам с российскими фондами. «Так получилось, мы опять сошлись с фондом Runa Capital, и его сооснователь Сергей Белоусов решил еще раз посмотреть на нас», – говорит Абдулнасыров. Повторный показ прошел успешнее – на встрече был более лояльный к проекту Илья Зубарев – партнер Белоусова. Благодаря ему непримиримых споров не случилось – стороны договорились. В июне 2014 года Айнура на посту CEO LinguaLeo сменил Дмитрий Ставиский, пришедший в LinguaLeo из Evernote. Дмитрий занялся развитием бизнеса компании в новых странах, отладкой операционных процессов, вопросами продвижения и работы с локальными партнерами. Айнур сконцентрировался на работе с продуктом – снова глубже ушел в механики обучения, в технологии внутри приложений и веб-сервиса, фактически возглавив отдел разработки. Теперь все, что касается инвестиций и глобальной стратегии развития, Ставиский и Абдулнасыров обсуждают вместе.

В ответ на вопрос о личных целях на ближайшие годы Айнур не задумываясь начинает рассказывать о планах экспансии LinguaLeo на ближайшие годы. «Я не отделяю себя от своего дела», – говорит он. В планах – еще больше закрепиться в Турции – этот рынок стартап начал «штурмовать» в июне 2014 года, – выйти на испаноязычный рынок Южной Америки, а затем на следующие рынки (какие именно – проект не раскрывает). Второй вектор – улучшение продукта: персонализация обучения, развитие социализации в сервисе, новые технологии и языки. Другой вызов – структурирование бизнеса на международном уровне. «Мы вне политики, наша задача помочь людям изучать языки, знакомиться с культурой, путешествовать и расширять свои личные и профессиональные возможности, – говорит Айнур. – Мы планируем сделать LinguaLeo долгосрочной историей, чтобы компания была независимой – и выйти на IPO. Для этого мы хотим, чтобы ее активы были защищены – поэтому сейчас, например, подали несколько патентных заявок». Деньги у компании есть, признается Айнур, но стартап «всегда» ищет инвестиции – «масштабирования много не бывает».

Стартап у моря

Абдулнасыров не оставил традиции регулярно выбираться с командой в теплые края для интенсивной работы. В 2012 году программисты под руководством Айнура ездили в Черногорию, сейчас 30 разработчиков, менеджеров по продукту и дизайнеров – в Турции. Многие участники команды берут с собой девушек, жен или родителей – чтобы совместить деловую поездку и приятное путешествие. Айнур ездил в Таиланд на полгода, на самом старте LinguaLeo, с племянницей, а в Турции он с девушкой. «В таких поездках можно максимально сфокусироваться на задачах, а смена обстановки позволяет работать более сконцентрировано и более творчески, – объясняет он. – А то, что вечерами и на выходных мы «в отпуске», так это отличный способ совместить работу и отдых в одной поездке, хитрый ход, чтобы эффективно тратить время». В выездах команда LinguaLeo обычно встает около 9 утра, после завтрака можно съездить на море или позаниматься спортом (сейчас у коллектива стартапа новое увлечение – слэклайн – ходьба по канату), потом – ранний обед и с полудня старт работы. Айнур отпускает команду после восьми на ужин, затем – настольные игры для больших компаний или традиционные развлечения all inclusive: бассейн, бильярд, теннис.

«Для предпринимателя крайне важно быть «в тонусе», постоянно быть готовым к переменам в бизнесе, придумывать что-то новое, не упускать возможности, появляющиеся буквально каждый день, – говорит Абдулнасыров. – А для этого ты должен чувствовать тонус в своей повседневной жизни – поэтому нужно не забывать о здоровье, питании, спорте. В поездках я всегда много плаваю, предпочитаю спортивные игры шезлонгу. В Москве всегда себя лучше чувствую после похода в тренажерный зал или пробежки. Ну, и общение играет не последнюю роль – встречи с друзьями, новые люди».

При приеме на работу Айнур сразу описывает принципы, по которым новичку придется жить в коллективе. Эти постулаты даже вынесены в публичный документ, который может прочесть каждый. «Важно, чтобы человек понимал нашу общую цель, чтобы он переживал за качество его «фрагмента» работы как за свой собственный проект, – перечисляет Абдулнасыров. – У нас нет вертикальной иерархии, между всеми – доверительные отношения. Для ИТ-компаний очень важно создать атхократию (этот термин обозначает способ работы системы, когда она трансформируется в быстро изменяющуюся, адаптивную структуру за счет работы над проблемой людей с разными знаниями) – это гарантирует гибкость стартапа и эффективность работы». 

Три принципа построения команды для Абдулнасырова – простота, общение и храбрость – приводят к тому, что в офисе всегда неформальное общение, а совместные походы на пробежку – обычное дело. Каждую пятницу команда устраивает чаепития, где любой может рассказать о своей проблеме или радости. В офисе организован буккроссинг, достижения компании и дни рождения сотрудников – всегда повод для торта и праздничного настроения. «Но «гуляния» – только после того, как все задания выполнены, – подчеркивает Айнур. – Основные принципы работы – доверие, уважение и поддержка, равенство при четком разделении зон ответственности и ролей. Но ответственность не менее важна».
А также:
Без структуры мы не станем лучше

07.06.2016

Без структуры мы не станем лучше

Автор / Маршалл Голдсмит

Топ-10 приемов поведенческой экономики

31.05.2016

Топ-10 приемов поведенческой экономики

Автор / Елена Луценко