22 Октября 2014 / Статьи

Ангел-инвестор Аркадий Морейнис: с приставкой «анти» 

Елена Краузова Автор / Елена Краузова
Елена Краузова - постоянный автор Firrma.
Ангел-инвестор Аркадий Морейнис: с приставкой «анти»
Венчурный медиа-ресурс Firrma в партнерстве со Slon.ru вычислил 30 самых авторитетных в стартаперской среде представителей венчурной индустрии. Это не «мнение редакции» – чтобы найти этих людей, мы опросили около 60 молодых предпринимателей, инвесторов и экспертов. В итоге те назвали своих фаворитов в трех категориях: инвесторы, предприниматели и профи – по 10 в каждой группе. А мы встретились с каждым из «звезд» и сделали по кейсу. Вплоть до декабря мы будем знакомить вас с людьми, которые приложат – а может, уже и приложили – руку к появлению наших «гуглов» и «фейсбуков». Сегодня мы знакомим вас с легендарным ангелом Аркадием Морейнисом.

«Помните анекдот, когда всех учеников в школе рассадили по классам – от дебилов до талантливых, а Вовочку посадили в класс с надписью «Вовочка»? – во время нашей беседы спрашивает меня Аркадий Морейнис. – Вот я сейчас примерно в той же ситуации: все вокруг «венчурные инвесторы» и «бизнес-ангелы», а я, если хотите, «дьявол». Я не рисую предпринимателям картинки прогулок за инвестициями и радужного будущего, а честно говорю: «в России не стоит строить бизнес в расчете на продажу компании – вам придется зарабатывать, при этом видеть ночные кошмары, пахать, не спать ночами и рисковать своими деньгами». В таком амплуа «тёмного рыцаря» – кстати, на его личном сайте http://darkside.vc красуется фигура Дарта Вейдера – предстает Аркадий Морейнис, стоявший у истоков российского стартап-движения, а сейчас перешедший «на темную сторону». Аркадий рассказал нам, почему он разочаровался в идее построить в России венчурную экономику на тех же принципах, что и в США, а также о том, почему теперь ищет будущих цукербергов ещё и среди старшеклассников.

Аркадий родился в Москве, учился в обычной школе и с детства любил математику. После окончания учебы и службы в химических войсках он поступил в МГУ им. М.В.Ломоносова на факультет ВМК. «Математику я всегда любил, а вот факультет выбрал, потому что тогда не понимал особо смысла слова «кибернетика» и название интриговало», – вспоминает Аркадий. Так в студенческие годы он впервые познакомился с компьютерами.

После окончания вуза Морейнис стал научным сотрудником в Научно-Исследовательском Вычислительном Центре МГУ (НИВЦ МГУ), который еще в 1990-х годах начал сотрудничество с Apple. Так получилось, что команда под руководством Аркадия получила контракт на русификацию первой в России версии MacOS. По ходу дела зародилась его любовь к Apple, и уже в начале эта командой была разработана первая российская коммерческая программа для Macintosh «Диалект». Потом – программа для проверки орфографии Unispell. «Расплачивался с нами Apple не деньгами, а компьютерами – и конечно, получив их в свободное пользование, мы стали экспериментировать, – вспоминает Аркадий. – Так как все пришедшие к нам в руки Macintosh были оборудованы микрофонами и локальной сетью, я ради фана разработал программу для голосового общения по локальной сети – Talker – что-то вроде локального Skype. А дальше в дело вмешался случай: Talker на shareware-диске попал на глаза американской компании, которая тогда начала продажи похожей программы в США. Но оказалось, что мой Talker даже в демо-версии работал лучше, чем продукт американцев. Потому что российские программисты самые лучшие в мире (смеется – прим. ред.). В итоге я получил от этой фирмы письмо с восторженными отзывами и предложением продать его за большие по тому времени деньги – на них можно было легко купить квартиру в Москве».

Но вырученную сумму он решил не вкладываться в недвижимость, а закупить в Штатах «железо», привести его в СССР и перепродать. Ситуация была благоприятной: в конце 1980-х Apple впервые задумалась о том, чтобы прийти на наш рынок. Примерно тогда же были сняты ограничения на ввоз продукции Apple в СССР: изначально компьютеры с процессорами Motorola, выполнившей множество заказов для оборонных ведомств США, были под запретом. Выбор Аркадия, конечно, остановился на «маках». Так была создана компания Macsimum, которая стала официальным дилером Apple в Советском Союзе, а затем и в России. Морейнис и его коллеги продолжали писать и софт для «маковского» оборудования. Продажи шли, компания входила в тогдашний ТОП-100 российского компьютерного рынка, но в какой-то момент Аркадий оказался перед выбором: либо нарастить обороты и вырастить еще одного продавца «макинтошей», либо – создать что-то новое, продолжив работать с технологиями. 
 
В итоге в 1995 году он закрыл Macsimum и переключился на новый проект, ExtraNet. Его идея была проста: дать людям бесплатный доступ к избранным веб-серверам и электронной почте. Звучала поставленная задача довольно утопично – с учетом того, что подключение к сети (тогда в основном через «дайлапы») стоило ощутимо дорого. Но Аркадий решил попробовать – договорился с одним из крупнейших тогда провайдеров кабельного интернета об аренде точек доступа к модемным пулам по всей стране. Через попавшие к ним в распоряжение модемные входы разработчики давали людям возможность бесплатно и без временного лимита просматривать определенный набор веб-серверов и пользоваться электронной почтой.

«Основная модель бизнеса состояла в том, что мы планировали размещать рекламу для пользователей, работающих через ExtraNet. Расчет не оправдался – было еще слишком рано: для рекламодателей это был какой-то новый и непонятный продукт. С другой стороны, интерес со стороны пользователей оказался настолько высок, что модемы и каналы кабельного провайдера начали ложиться под нагрузкой, после чего нам выкатили совершенно другие по порядкам цены за оплату каналов доступа». Вопрос о том, как сделать сервис платным или найти финансовую поддержку, стал делом жизни и смерти. Поиски инвестора окончились неудачей, придумать работающую модель монетизации оказалось трудно, так что в 1996 году после полугода всероссийской популярности ExtraNet был закрыт.

Уже в процессе работы над ExtraNet Аркадий думал о создании коммерческих «товарных» сайтов. Сейчас это может показаться довольно банальной историей, но тогда, в середине 1990-х, когда весь Рунет умещался на одном жестком диске «Рамблера», это было чем-то неизведанным. В начале 1996 года Морейнис выпустил «Автодром», – иллюстрированный каталог автомобилей с описанием моделей. Пользователь через модем мог связаться с сервером и получить прямо в каталоге сведения о том, где и по каким ценам можно купить то или иное авто. Распространять стали на CD – всего было роздано почти 30 тыс. дисков подписчикам журнала «Автопилот» (по тем временам – много). «Автодрому» привлечь рекламодателей оказалось проще, чем ExtraNet. На его сервер пришли рекламироваться несколько фирм, но дальше дело не пошло – опять оказалось рановато.
Впрочем, Морейнис упорно гнул свою линию. В процессе создания «Автодрома» был начат еще один «товарный» проект – Price.ru – интернет-каталог компьютерной техники. После закрытия ExtraNet Аркадий сконцентрировался исключительно на развитии Price.ru.

MOREYNIS_3.JPG

Интернет против бумаги

«Тогда, в начале 1997 года, интернет только начал приходить в Россию. Сайтов было совсем мало, хотя многие из тех, кто начинался тогда и выжил – стали сегодня большими и известными компаниями, – вспоминает Морейнис. – В Москве тогда насчитывалось не больше тысячи компаний, занимающихся продажей компьютеров, у 30% из них хотя бы была электронная почта – и это среди компьютерных фирм! – у 3% был свой сайт. Все компьютерщики тогда молились на бумажный справочник прайс-листов Mobile, который был безусловным и неоспоримым лидером рынка. Ну и еще шесть сайтов-агрегаторов цен, широко известных в узком кругу». Так выглядел рынок, на который вошел Price.ru.

В борьбе с конкурентами Морейнис сделал несколько шагов, которые, может быть, покажутся очевидными сегодняшним молодым предпринимателям, но которые не были такими 17 лет назад. Был написан бриф – кому, почему и зачем нужен такой сервис, составлено описание продукта, штатное расписание, придуман алгоритм и метод работы с потенциальными рекламодателями, составлена экселевская табличка, в которой был просчитан этот алгоритм. «Такой подход в Рунете был тогда в новинку: большинство создателей интернет-сайтов считали, что достаточно открыть страничку в интернете и поток рекламодателей и покупателей хлынет сам собой, – объясняет Аркадий. – Пока другие сидели на жопе и ждали у моря погоды, мы наняли менеджеров по продажам и разработали систему их мотивации. Тогда мы еще не знали, что это называется CRM, но сами написали базу, которая учитывала всю потенциальную клиентскую базу, выдавала задания менеджерам по продажам и в которую потом вносилась информация о проведенных контактах, текущих договорах и всех других деталях по работе с клиентами».

Морейнис не стал бороться с остальными интернетовскими каталогами цен, а сконцентрировался на противостоянии Mobile – позиционировав его как борьбу двух эпох – интернета и бумаги. Слоган Price.ru в то время звучал так: «Проще нажать на кнопку, чем рыться в куче бумаг». На всех листовках для рекламодателей крупным шрифтом было написано «Размещайте свои цены в интернете» и мелкими буквами внизу – Price.ru. «Мне даже удалось тогда договориться с Anekdot.ru, чтобы каждый день в течение месяца самым последним опубликованным анекдотом была частушка о Price.ru, – улыбается Аркадий. – Текст я писал сам – вначале на вдохновении, потом – чисто на упорстве. У всех посетителей тогда самого популярного в Рунете сайта Прайс.ру, конечно же, застрял за счет этого в печенках. Поищу товар в Прайс.ру – лишних денег не… истрачу. Старожилы Рунета помнят эту первую частушку до сих пор». Тем не менее затея с частушками оказалась более чем успешной. В 1998 году Gallup провел одно из первых исследований Рунета: оказалось, что Price.ru вошел в Топ-50 популярных интернет-ресурсов.

В Price.ru первыми в Рунете ввели системный поход к продажам: кроме наличия вообще отдела продаж и CRM появился, например, бесплатный период размещения в каталоге: компания могла распробовать продукт в течение трех месяцев, затем – решить, выгодно ли ей продолжать сотрудничать с сайтом. О слове freemium Морейнис тогда, конечно, ничего не слышал.

MOREYNIS_7.jpg

«Продажники» 1990-х

«Мы детально проработали то, каким образом нужно организовать сам процесс привлечения рекламодателей, – говорит Аркадий. – Мы придумали способ, который потом назвали методом «деления пополам». Представьте: ваша цель – сделать вашими рекламодателями тысячу компьютерных фирм. Как? Обойти всех и предложить платное размещение? Ну, получили бы фирм 30 в лучшем случае – а это было бы для пользователей нерепрезентативно и неинтересно. Обойти всех и предложить бесплатное размещение на три месяца, а через три месяца переводить на платное? Так как сервис только создался и устойчивой аудитории у него не было – за три месяца мы бы не успели ее накопить – и через три месяца, возможно, не перевели бы на платность даже 30 фирм. Поэтому пошли другим путем. Разбили базу пополам и работали с ней по циклу «со сдвигом по фазе» в 3 месяца. В течение первых трех месяцев компаниям из первой группы предлагали подключиться к Price.ru бесплатно, фирмы из второй группы все это время не трогали. После трех месяцев переводили часть клиентов из первой группы на платность, параллельно обрабатывая вторую группу на предмет «бесплатности». Через шесть месяцев цикл внутри группы повторяли – так как считали, что за шесть месяцев у компании либо изменится отношение к интернету в целом, либо отношение к Price.ru в частности, либо просто сменится менеджер по рекламе. Таким общее количество прайс-листов на сайте весь начальный период держалось на одном уровне, близком к 50%, просто изменялось внутренне соотношение между бесплатниками и платниками». 
 
Какое-то время все планово и потихоньку росло, но кризис 1998 года принципиально изменил ситуацию. У компаний закончились деньги на дорогущую печатную рекламу и это заставило их обратить свое внимание на Интернет. «Вот тут фишка и поперла», – вспоминает фразу из старого анекдота Морейнис. В конечном итоге Mobile умер, а Price.ru стал лидирующим каталогом цен Рунета.

В 2005 году к фирме стал присматриваться «Рамблер». В январе 2006 года гигант купил 51% акций компании. Морейнис остался ее генеральным директором. Так получилось, что Price.ru и «Рамблер» снимали офисы в одном бизнес-центре – «Силиконовой Слободе» (такое имя тогда присвоили улице Ленинская Слобода, недалеко от метро «Автозаводская», где базировалось несколько крупных IT-компаний) – так что холдинг активно следил за бизнесом Морейниса. «В то время уже был запущен «Яндекс.Маркет», с которым в одиночку нашему сайту конкурировать было бы сложно, – объясняет свое решение о сделке Аркадий. – Мы понимали, что для удержания позиций на рынке нам нужен партнер-поисковик, который обеспечил бы поток пользователей с поиска».
В 2008 году Морейнис продал оставшиеся 49% акций и стал директором по разработкам и развитию проектов «Рамблера». В итоге там он пробыл около полутора лет и в 2009 году покинул его, «не сошедшись характерами» с акционерами компании.

Стартап-фабрикация

«Все мои истории до Price.ru были в основном результатом стечения обстоятельств, и только к Price.ru мы подошли изначально как к бизнесу», – говорит Морейнис.

После ухода из «Рамблера» он решил, что не хочет погружаться с головой и сам «делать ручками» еще один бизнес: «Есть такие странные слова – диверсификация, хеджирование рисков – вероятность неудачи нового бизнеса даже у очень опытного предпринимателя по-прежнему остается очень высока, порядка 99%». Морейнис решил заниматься сразу большим числом проектов, но понимал, что если он сам будет пытаться вести их все, ничего хорошего не выйдет. «Я не верю в предпринимателей, которые одновременно пытаются запустить 3-4 проекта – это как водитель, которые одной рукой держатся за руль, а другой – обнимает девушку, – говорит Морейнис. – Оба дела он делает плохо». Так что Аркадий решил искать команды с идеями и готовностью работать, в которых он бы участвовал своим опытом, связями и деньгами. Так получилось, что в то время для такой истории и пригодилось ставшее сегодня модным слово «стартап».

В 2010 году он запустил «фабрику стартапов» «Главстарт», которая инвестировала от $20 тыс. до $100 тыс. в компании ранних стадий – даже на уровне идей. На тот момент профессиональных бизнес-ангелов – системно строящих поток новых проектов, а не инвестирующих по случаю или по знакомству в России, еще практически не было. Инвесторы – как финансовые, так и стратегические – смотрели только на уже вставшие на ноги проекты, с готовыми продуктами и бизнес-стратегией, а на рынке были лишь люди с «сырыми» идеями. Морейнис решил построить бизнес на преодолении этой пропасти.

«Тогда на рынке уже начиналось брожение, так что нужен был «волшебный пендель», чтобы процесс пошел», – вспоминает Аркадий. Чтобы раскачать рынок, он регулярно устраивал Startup Weekend, где люди, которые давно вынашивали идею проекта, могли получить оценку ее перспективности и возможность получить деньги как от самого Аркадий, так и «бойцовского клуба» инвесторов, менторов и экспертов. Морейнис ездил со Startup Weekend по разным городам, в скором времени на каждое такое мероприятие «Главстарт» одобрял по 200-300 заявок, а некоторые мероприятия собирали тысячу человек. Всего главстартовских «уикендов» Морейнис провел более 30. По результатам Аркадий выбрал и проинвестировал 12 проектов. «А потом начался цирк: стали приходить люди, выдававшие что-то вроде «я тут вчера подумал, мне в голову пришла мысль и я решил делать стартап». Начался бред, пошла мода, – говорит Аркадий. – И стало понятно, что устраивать шоу практического смысла больше нет. Ну, и собственно, к этому моменту стало приходить осознание, что надежда на быстрые выходы через продажи стратегам – это непрогнозируемая и иллюзорная для России вещь. Не покупают. Соответственно, пришло второе понимание, что надо искать других людей, делающих другого типа проекты, и выбирать их надо по другим принципам и в других форматах».

Впрочем, по собственным словам, с первым этапом у Морейниса сложилось все не так уж и плохо. Российско-украинский сервис по поиску попутчиков «Подорожники», в который инвестировал Аркадий, в январе этого года купила французская BlaBlaCar – новая европейская звезда, работающая уже в 15 странах и привлекшая недавно $100 млн на дальнейшее развитие. Сервис контроля и консультаций для диабетиков «НормаСахар» работает и растет, летом этого года они совместно со страховой компанией «Медстрах» выпустили первый в России рисковый страховой продукт для диабетиков, фэшн-сервис TagBrand, получивший следующий после Аркадия раунд инвестиций от Mail.ru, продолжает растить аудиторию и тестирует выходы на зарубежные рынки, YClients прошел акселерацию в Кремниевой Долине. Один из зарубежных проинвестированных проектов Аркадия попал в летний набор YCombinator этого года.

Акселератор наоборот

«Любой инвестор, пришедший на рынок посевных инвестиций – такую рулетку с разумным порогом входа – начинает чувствовать поначалу эйфорию, – признает Морейнис. – Я, как и все, думал, что в России можно повторить модель американского венчурного рынка, в котором венчуры деньги зарабатывают на продажах проинвестированных ими компаний. Но в России это не работает как модель, здесь такие истории единичны. Кстати, и не только в России – по-крупному, не работает нигде, кроме США. Это обусловлено, кроме всего прочего, несколькими макроэкономическими причинами. Во-первых, большое давление денег, которые должны быть проинвестированы «сверху» со стороны институциональных, в частности, пенсионных фондов. Во-вторых, работающая биржа, на которой акции публичных компаний приобретают потребительскую стоимость, уже слабо связанную с текущей прибылью компании, но зависящую в основном от спекулятивных ожиданий дальнейшего роста. То есть уже не обязательно зарабатывать деньги – главное, чтобы твоими акциями начали спекулировать или кто-то купил тебя целиком в расчете уже на свой собственный рост по тем же самым причинам».

Теперь его задача – найти проекты, основатели которых считают, что их главная цель – зарабатывание денег, а не рост ради роста. «Это я и называю «Темной стороной», – заключает Аркадий. – Пора перестать верить в сказки, надеяться на добрых волшебников-инвесторов и надеяться, что тебя купит Facebook за миллиард долларов. Надо зарабатывать деньги. Такая вот жестокая реальность». Теперь Морейнис встречается с молодыми проектам каждый вторник в коворкинге «Хорошая республика» – ищет тех, кто не боится играть по этим правилам. Всего он пообщался с несколькими сотнями предпринимателей, начал работать где-то с пятью из них. Но начало работы в данном случае – как ни странно – это не инвестиции.

В типичном акселераторе инвесторы набирают проекты и дают им деньги сразу после короткого конфетно-букетного периода, в течение которого они выслушивают их смелые презентации и изучают иллюзорные бизнес-планы. После этого они, по словам Морейниса, чаще всего получают «чемодан без ручки» – и тащить тяжело, и бросить жалко. Аркадий сейчас работает с точностью до наоборот. Он выслушивает людей, задумавших бизнес, а затем подталкивает их к первым шагам по реализации идеи, помогая на первых порах советами: «Готовность людей начать делать что-то на свой страх и риск – это первый звонок, что человек «дозрел» до бизнеса, а не остановился на этапе обычной стартаперской болтологии без команды и веры». А дальше все зависит от получаемых в процессе результатов или даже их отсутствия. Если видно, что команда реально «упирается», но совершенно не обязательно в свою первоначальную идею, которая легко может модифицироваться в процессе тестирования первоначальной гипотезы – если эта команда хочет и может рисковать собой, работать и адаптироваться к существующей реальности. Кое-кто из прошедших это чистилище уже получил первые деньги.

MOREYNIS_6 (1).JPG «По идее, на посевном этапе люди должны приходить к таким, как я, не за деньгами, – размышляет он. – В большинстве случаев команде вполне реально найти начальные деньги на старт бизнеса – если у них есть достаточно веры в свою идею. Если веры нет, то можно говорить «до свидания» сразу. Есть, конечно, клинические случаи, когда компетенций человека с идеей не хватает на создание минимально работоспособного продукта, когда на этапе идеи они хотят получить деньги для найма команды программистов, маркетологов и продавцов. Тогда просто возникает скромный вопрос: «а ты кто такой вообще?». То есть они приходят за опытом и связями, чтобы найти способ запустить проект максимально эффективно и с минимальными затратами. Учтем еще, что правильная команда в состоянии сделать минимально работоспособный продукт без дополнительных затрат и должна иметь достаточно веры в свое дело и достаточно железные яйца для того, чтобы рискнуть еще некоторым количеством своих денег. Доводим теперь эту мысль до абсурда – выходит, что самый хороший и правильный бизнес-ангел – это ангел, который сможет так помочь команде, чтобы она умудрилась успешно стартовать проект своими собственными силами и на свои собственные деньги». Морейнис признает, что это, скорее, описание идеального мира, но общее направление работы с командами именно такое. «Ну да, кроме этого, конечно же, обязанности психотерапевта у бизнес-ангела никто не отменял. Это то, от чего ты не отвертишься ни в каком случае», – заключает он. 

«Нельзя влюбляться в чистую идею проекта, этим грешат практически все начинающие «посевники», и я в этом случае не исключение, – говорит Морейнис. – Если это происходит, ты перестаешь замечать критические недостатки команды, начинаешь сам думать за фаундеров – и в итоге вместо них получаешь импотентов, а проект приходится тащить на себе. Фаундер – это начинающий предприниматель, моя задача – помочь ему на первых этапах. Не заменить, а помочь».
  
Цукерберг за школьной партой

Успех любого посевного инвестора на самом деле это история нескольких, может быть даже одной, большой звезды – проекта действительно глобального уровня и масштаба. Многие прошлые и нынешние звезды – Гейтс, Джобс, Цукерберг – это люди, которые начинали свой бизнес на первом-втором курсе университетов. значит, уже в старших классах школы понимали, что такое бизнес. А сейчас в России и двадцатипяти-тридцатилетние начинающие «предприниматели» это плохо понимают.

«Если я хочу найти звезду первой величины, то есть вероятность того, что очень большая звезда «загорится» на первом-втором курсе. Если она может загореться на первом-втором курсе, то мне нужно прийти к старшеклассникам, чтобы помочь им понять, что такое бизнес, – размышляет Морейнис. – Значит в поисках будущей звезды первой величины имеет смысл не только работать на привычном для посевника уровне, но и идти в школу».

И Морейнис пошел в школу. В сентябре-октябре этого года он прочитал свой первый пилотный курс по введению в предпринимательство для девятиклассников одного петербургского частного лицея. «На этом я не хочу останавливаться – я готов посотрудничать и с московскими школами, но здесь очень важно найти правильное сочетание школы, учеников и, как ни парадоксально, родителей, иначе смысла это иметь не будет».

MOREYNIS_4.jpg

Правила жизни ангела Аркадия Морейниса

О графике


У меня свободный график. По вторникам с 14 часов встреч с проектами на «Темной стороне», в остальные дни общаюсь с фаундерами проектов, с которыми я уже плотно работаю, встречаюсь с представителями разных бизнесов, чтобы пощупать рынки, найти точки соприкосновения, периодически читаю лекции – последние, например в МГУ и в Бауманке. Вообще, когда ты перестаешь быть скованным офисом и присутственными часами, тебе приходится работать более самомотивированно и интенсивно, как это ни странно. Хорошо понимаешь смысл фразы Джобса: «Работать надо не 12 часов, а головой».

Об отдыхе

Одно время для меня неплохим способом отдохнуть были сериалы. В начале 2000-х, когда сериалы были еще вообще не популярны, я их уже вовсю смотрел. Правда, отсмотрев столько сериалов, уже перестаешь следить за конкретными героями и сюжетами – которые скроены все по одним и тем же принципам, так что теперь я просто открываю ноут и занимаюсь чем-нибудь полезным, пока на фоне в телевизоре крутится очередной сериал. Или просто утыкаюсь в книжку, если есть силы выпустить из рук ноутбук.

Отпусков как таковых сейчас у меня нет. Если куда-нибудь уеду, я же все равно буду проверять почту, отвечать на звонки – ничего не изменится, за тем исключением, что если я пойму, что с кем-то надо встретиться, то буду переживать, что у меня физически нет такой возможности. Не понимаю людей, которые с притворным сожалением рапортует в Facebook о «1658 новых писем». У меня непрочитанных писем вообще нет. Я всегда быстро читаю и быстро отвечаю. Правда, в последнее время я допускаю для себя роскошь не отвечать на «личку» и письма от клинических персонажей – перестал заниматься абстрактным улучшением окружающей среды.

О фотографии

В теории я люблю фотографировать, дома у меня лежит, наверное, пяток камер, в том числе и пленочных и порядка 25 старых объективов – они очень отличаются от современных – у каждого свой «рисунок» из-за недостатков в качестве обработки оптики, а сегодняшние объективы все-такие совершенно усредненные.

О книжной полке

Люблю бумажные книги, к электронному формату не могу привыкнуть – ты книги при этом не читаешь, а просматриваешь. Бизнес-литературу, как правило, не люблю и не читаю – большая часть из них написана какими-то клоунами-коучами. Правильных книг про бизнес буквально единицы.
А также: