29 Мая 2015 / Статьи

Ликбез по акселерации стартапов. Что такое акселерация? 

Автор: Дмитрий Масленников
Ликбез по акселерации стартапов. Что такое акселерация?
Сооснователь акселератора МетаБета Дмитрий Масленников рассказывает о том, что такое акселерация, зачем и кому она нужна, и чем реально может помочь. 

Введение

Для начала, чтобы создать бОльшее доверие к тому, что будет написано ниже, хочу рассказать о своем опыте, который позволяет мне с высокой долей уверенности писать эту статью и брать на себя смелость говорить, что правильно, а что нет.

С 18 до 22 лет я создавал и развивал компании, занимающееся оказанием услуг в области графического дизайна и веб-разработки, digital-маркетинга и продакшена, брендинга и построения продаж. В процессе развития моей первой компании я познакомился с моим текущим партнером и сооснователем акселератора МетаБета Евгением Гинзбургом, который имел более богатый, но аналогичный опыт оказания услуг в digital-сфере как основатель агентства. 

Еще до нашего знакомства я был приглашен руководить стартапом, целью которого являлось создание виртуального бизнес-инкубатора, все новые, но безуспешные, попытки создания которого не прекращаются в разных частях света и по сей день. Приглашен был потому что обладал опытом развития компании и создания продуктов для клиентов, но не потому что имел опыт запуска стартапов. 
Это был первый раз, когда я столкнулся с рынком стартапов в России. Для понимания уточню, что это был 2012 год, на рынке только начинали ходить слухи о создании фонда лично по указу Путина, активно работал Startup Point и другие ныне уже не существующие проекты. 

С треском провалившийся стартап виртуального бизнес-инкубатора открыл мне глаза на мир, позволил познать всю ценность customer development’a и lean startup’а, а главное – понять, что идея «создания условно неограниченного количества стартапов» в формате фабрики с использованием инструментов краудсорсинга, краудинвестинга и других крауд-инструментов невозможна и не работает.

Но накопив базовое понимание рынка, проведя большую работу по определению проблем и потребностей всех его игроков, я вернулся к Жене с предложением о создании акселератора, который бы работал по принципиально иным принципам, нежели те, что были заложены в предыдущий проект.

Таким образом, я могу утверждать, что занимаюсь стартапами в России достаточно давно для молодого рынка, а все выводы, которые превратились в знания, я сделал на собственном опыте и допущенных ошибках. Кроме этого, последние 1,5 года я целенаправленно инвестирую ресурсы в изучение того, как работают разные акселераторы по всему миру, чтобы применять их лучшие практики в России.

Напомню, что акселератор МетаБета – полностью частная венчурная компания, работающая с компаниями от pre-seed-стадии до раунда А, инвестирующая экспертизу основателей, работающих внутри стартапа в течении длительного периода времени. Мы помогаем привлекать инвестиции и выводить стартапы на международные рынки за счет связей и партнерств в Европе, Израиле и США.
Для лучшего понимания мы часто позиционируем себя, как кофаундеры в части маркетинга, построения продаж, бизнес девелопмента, партнерств и выхода на новые рынки в сотрудничестве со стартапом.

Перехожу от лирики к конкретике, делая важную оговорку: несмотря на вышесказанное я не претендую на истину в последней инстанции и написанное ниже является моим личным мнением, которое может меняться под влиянием фактов и новой вводной информации.

Что такое акселерация

Акселерация – это ограниченный во времени процесс ускорения развития стартапа. Стартапа, как правило, ранней стадии, потому что именно на ранней стадии акселерация может приносить наибольший результат и показывать самую высокую скорость развития, а также потому, что ускорять от 0 до 1 намного легче, чем от 1 до 2. 

Акселератор является венчурной организацией (работающей с высокими рисками), инвестирующей в компании ранней стадии ресурсы в обмен на акции этой компании. Ресурсами являются деньги, эксперты, связи, инфраструктура, а доли варьируются от 3 до 15% в зависимости от формата работы акселератора.

Зарабатывают акселераторы или на менеджмент-fee (позволяет работать акселератору в ноль, как правило, без прибыли), выполняя функции снижения рисков для фонда, которому принадлежит, или на продаже долей в компаниях при росте их капитализации или, что самое редкое, на дивидендах, которые выплачивают стартапы.

В нашей стране недобропорядочные игроки рынка часто злоупотребляют термином акселерации стартапов, нивелируя его ценность и снижая его авторитет в глазах предпринимателей, используя его к тому, что акселерацией не является. 

8039846239_d375e42d9c_b.jpg

Что ошибочно считают акселерацией

Инкубация не равно акселерация. Инкубация отличается от акселерации в первую очередь тем, что предоставляет инфраструктурную, а не экспертную поддержку стартапу. Например, рабочее место, участие в мероприятиях или юридическую поддержку. Также, как правило, инкубация значительно более длительный процесс, позволяющий созревать в первую очередь людям, а не конкретным проектам. 

И да, на мой взгляд, инкубация не работает без акселерации, точнее работает в рамках создания предпринимательской экосистемы, но не решает задачу создания успешных компаний. Для успешного результата инкубатор должен сотрудничать с акселератором.

В нашем акселераторе мы хоть и работаем с компаниями от 6 и более месяцев, что по срокам больше похоже на инкубацию, но упор все-таки делаем в первую очередь на экспертизу и рост компании, а не предоставление инфраструктуры и сервисов.

Обучение не равно акселерация. На рынке есть несколько организацией, красноречиво заявляющих, что выпускниками их акселератора являются ххх компаний, но на деле это далеко от правды. Эти организации занимают оказанием образовательных услуг (тренинги, курсы, программы), построенных по программам, приближенных к тем, что проходят участники акселерационных программ. Но это не означает и не может приравнивать их к акселератора и ставить их заслуги на один уровень.

И я ни в коем случае не против образования, совершенно наоборот – я считаю, что у нас острый недостаток предпринимательского образования и чем больше его будет, тем лучше, чем доступнее оно будет без потери качества, тем лучше. Мы и сами проводим образовательные мероприятия, в частности, большой ежегодный тренинг по методологиям Lean startup. Но давайте называть вещи своими именами – платное обучение это платное обучение, а акселерация за долю в компании это акселерация. К примеру, мы первыми запустили онлайн-образовательную программу для предпринимателей, построенную по принципам наших акселерационных программ, на платформе «Нетологии».

Проведение стартап-мероприятий не равно акселерация. У нас проходит довольно много различных мероприятий для предпринимателей, большая часть из которых организуется по заказу государственных институтов, государственных фондов или корпораций. Какие-то получаются очень хорошо, какие-то не очень, но все они ценны с точки зрения развития предпринимательского климата, даже если плохо организованы и недостаточно ценны по контенту. Но стартап-мероприятия не являются акселерацией, потому что имеют другие цели и другие мотивации их организаторов. 

Мы и сами постоянно организуем различные мероприятия, приближенные по контенту и программе к цели прокачки навыков, компетенций предпринимателей, проверке их идей и проектов, в том числе в сотрудничестве с Google, MedMe и другими компаниями, но эти мероприятия не могут претендовать на звание полноценной акселерации.

Особенности национальной акселерации

Главной особенностью национальной акселерации, которая меня волнует больше всего, является практически полное отсутствие частных и акселераторов при частных фондах, но зато существует значительный крен в сторону монополии государственных акселерационных программ. Я не говорю, что участие государства в развитии молодого венчурного рынка это плохо, отнюдь, к примеру, так любимый мной опыт Израиля, где государство очень сильно помогает развитию технологического предпринимательства, говорит о том, что это стратегия может работать. Но я говорю о том, что, как и многие государственные корпорации и государственные импортозамещающие инициативы, так и государственное вмешательство в развитие венчурного рынка, не должно монополизировать всю его работу, начиная подчинять его и контролировать. Сделать это можно только с помощью сотрудничества между частными инициативами и большими государственными программами и фондами, где вторые должны поддерживать первых, а не конкурировать с ними, часто используя нерыночные конкурентные преимущества в желании получить клиентов с открытого рынка.

Кому нужна акселерация

Акселерация, на мой взгляд, нужна тем предпринимателям, командам и проектам, у которых есть недостаток собственных компетенций, связанных с отсутствием того или иного члена команды или собственных навыков, тем, кому не хватает связей и рычагов для вывода проекта на новый, в том числе международный уровень развития, тем, кто стремится повысить инвестиционную оценку компании за счет бренда и усилия команды акселератора и тем, кто испытывает потребность в переходе на методологически правильный подход к развитию проекта. 

Также я бы рекомендовал пойти в акселератор тем, кто по каким-то причинам не может найти в себе силы, чтобы начать свой стартап, постоянно откладывая работу над ним. Попадание в акселератор не оставит ему выбора. Хотя сам я скептически отношусь к таким предпринимателям и стараюсь работать только с теми, кто действительно обладает высокой мотивацией и осознает ценность, которую мы можем ему принести.

Если рассматривать акселератор как источник инвестиций, то, как правило, это достаточно невыгодные инвестиции – небольшого размера и за большую долю. Наилучшие условия, например, дают TechStars и YCombinator, дающие от $100 до $140 тыс за 7% от компании.

Порой необходимость акселерации осознается сначала бизнес-ангелом, проинвестировавшим в стартап, а только с приходом акселератора, уже и самой командой основателей. В нашей практике три компании к нам привели бизнес-ангелы, что привело к созданию нами отдельного продукта для бизнес-ангелов.

Акселерация не нужна в первую очередь тем, кто не испытывает потребности в описанных выше пунктах, а также тем, кто достаточно опытен, чтобы развивать компанию самостоятельно. К примеру, в Израиле далеко не все предприниматели стремятся попасть в акселератор и заманить к себе хорошие компании является не самой простой задачей даже для известных акселераторов.

athletes-681538_1280.jpg

К чему должен быть готов проект, пришедший в акселератор

В первую очередь проект и вся его команда должны должны быть готовы к тому, что их будут дрючить. Чаще всего в хорошем смысле слова. Так, как дрючит спортивные тренер своего подопечного в стремлении подготовить его к соревнованиям или достижения поставленных самим же подопечным результатов. 

В сотрудничестве с нашим акселератором нужно быть также готовым и к переезду в другую страну, участию в других акселерационных программах и работе на международных рынках с физическим там присутствием.

От акселератора не стоит ожидать волшебной пилюли и даже волшебного пинка. Акселератор – это очень эффективный инструмент в умелых руках предпринимателя, и чем эффективнее он научится им пользоваться, извлекая для себя ценность, тем выше будет отдача и полученные результаты от сотрудничества с акселератором. Не стоит ожидать, что акселератор сделает всю работу за вас, он поможет, даст рычаг, связи, знания, понимание и новые идеи, механику работы и новые возможности, но всем этим воспользоваться надо будет суметь самому предпринимателю.

Чтобы отличить хороший акселератор от плохого, необходимо сделать следующие вещи (по крайне мере я так делаю при выборе международных партнеров для наших портфельных компаний):

– сопоставить потребности стартапа и ценностное предложение акселератора, для кого-то акселератор будет хорошим, а для кого-то плохим, все зависит от потребностей и ожиданий, которые может или не может удовлетворить акселератор;
– пообщаться с выпускниками и портфельными компаниями акселератора, чтобы узнать, как все обстоит на самом деле. Когда я приглашаю новую компанию к сотрудничеству с нами, я всегда сначала добавляю в закрытую группу наших команд, где они могут пообщаться с основателями других стартапов, а также подключаю их пробному периоду методологического сопровождения, где мы смотрим, комфортно ли нам будет работать с будущем;
– почитать отзывы в открытых источниках, которые существуют на акселератор и проверить достоверность всех его заявлений, не редки случаи банального обмана;
– изучить опыт команды основателей акселератора и состав менторов, которые реально, а не номинально будут работать с вами в акселераторе.

Топ-5 заблуждений об акселераторах:

1. Акселераторы – это для лузеров и неудачников, которые сами не могут делать стартап. Как раз наоборот, лузерам и неудачникам никто не поможет, тем более акселератор. А для хороших и перспективных команд акселератор будет как рычаг в развитии или как трамплин для развития.

2. В акселераторе можно переждать бурю и потом уже решить, что будет. Я часто вижу людей, которые приходят в акселератор, чтобы там поучиться, потусоваться, получить немого денег, не ища работу. Все это идет только во вред, даже если сначала кажется неплохим вариантом.

3. Попадание в акселератор – гарантия будущего успеха. Совсем не так, акселератор, даже самый знаменитый и крутой, хотя и повышает шансы на успех, но отнюдь его не гарантирует.

4. Акселератор – это в первую очередь деньги, которые он дает. Повторюсь, что условия, на который акселератор инвестирует в компании деньги, как правило, невыгодны для стартапа. Главная ценность акселератора не в деньгах, а в возможностях, которые он дает в процессе прохождения программы. А получаемые деньги и отдаваемые за них проценты – это скорее ваша плата за эту программу акселерации. В том числе поэтому мы и не создаем венчурный фонд и не инвестируем в стартапы деньги, а даем то, что является более ценным, а деньги привлекаем по более привлекательным рыночным условиям.

5. Оставляю этот пункт комментаторам этой статьи.