26 Августа 2016 / Статьи

Как изменились российские стартапы за 3 года – анализ GoTech 

Автор: Ирина Калашникова
Как изменились российские стартапы за 3 года – анализ GoTech
Ирина Калашникова, руководитель проекта GoTech, рассказала Firrma, чем нынешний набор конкурса отличается от предыдущих.

Российские стартапы за последние три года заметно изменили свой подход к финансированию и монетизации. Такой вывод мы получили после анализа заявок на ежегодный конкурс Web Ready, который с этого года после изменения концепции выступает под брендом бизнес-интегратора .

Стало больше проектов, которые развиваются на собственные средства, объем запрашиваемых инвестиций у венчурных фондов и бизнес-ангелов существенно вырос, а каждый четвертый из пяти участников конкурса готов выходить на международные рынки. 

Мы исследовали заявки, начиная с 2013 года и до сегодняшнего дня. Выбрали несколько параметров - источники инвестиций, объемы запрашиваемых средств для финансирования проектов, способы монетизации и направленность на международные рынки. 

Потеря венчурных инвестиций

Как оказалось, стартапы стали больше вкладывать в проекты собственные средства. Еще в 2014 году таких компаний было всего лишь 30% от общего количества участников, но уже сейчас их 58%. В чем причина такого резкого роста? С одной стороны, мы понимаем, что на показатели влияет концепция конкурса - он стал собирать более технологичные и зрелые проекты, которые нацелены на решение конкретной задачи. Но есть и объективные причины, связанные с развитием венчурной индустрии.

Как оказалось, из инвесторов наиболее стабильные позиции имеют только бизнес-ангелы. В среднем около 10% участников за последние два года готовы обратиться за финансированием именно к ним. Все остальные источники финансирования теряют популярность. Так гранты получали лишь 7% подавших заявки на конкурс, а еще два года назад их было 19%. Венчурные инвестиции интересны лишь 2% участников этого года, в 2013 году показатель составлял 5%. Посевные инвестиции тоже все меньше привлекательны для стартапов. Все в том же 2013 году 8% участников пришли на конкурс, имея опыт привлечения этого источника финансирования. Сейчас же этим могут похвастаться лишь 4%.

Мы видим, что стартапы начинают развиваться совершенно по новому циклу. Для создания прототипа они используют собственные средства. Откуда они могут браться? Как правило, это накопления фаундеров, которые вышли, например, из крупных корпораций. Но обычно таких денег хватает на довольно короткий срок и здесь встает вопрос о привлечении первого раунда инвестиций. Радует, что интерес к бизнес-ангелам (как профессиональным, так и непрофильным людям с деньгами) в этом отношении довольно стабильный. Можно сказать, что это правильная модель, которая наиболее распространена на Западе. Только после того, как бизнес-ангел профинансировал проект, можно смотреть в сторону фондов.

Конечно, интерес к венчурным средствам и посевным инвестициям падает и по объективным причинам. В России венчурных денег действительно стало меньше. Другой тренд - на стартапы стали обращать внимание крупные корпорации, которые предлагают немного иную модель взаимодействия: совместный go-to-market, возможность запуска пилотных проектов или media for equity. 

Например, корпорация ЕМС совместно со стартапом, специализирующимся на аналитике больших данных, InfoWings через модель запуска пилотного проекта вышла на рынок Казахстана. Стартап дал корпорации недостающие компетенции, это позволило реализовать проект анализа использования жителями страны различных электронных госуслуг и выработать рекомендации по улучшению сервисов. Сейчас проект имеет все шансы масштабироваться в других странах.

Каждый шестой в очереди за миллионом

Те стартапы, кто все-таки готов к привлечению инвестиций, за последние три года существенно изменили свои предпочтения в объемах запрашиваемых средств. Аппетиты выросли. В 2014 году, например, 35% стартапов были нацелены на привлечение инвестиций в размере до 50 тысяч долларов, сейчас таких проектов только 13%. Самый бурный рост среди тех, кто ищет финансирование в объеме от 100 до 500 тысяч долларов. Еще два года назад таких стартапов было всего 10% среди участников, а сейчас уже почти половина - 43%. Увеличивается доля и тех, кто готов получить инвестиции от 1 млн долларов. Всего лишь год назад к этому были готовы 7% участников конкурса, а уже сегодня, после анализа первых 300 заявок 2016 года, мы видим, что таких проектов 16%.
Удивительно, но если проанализировать заявки 2013 года и сравнить их с проектами, которые подались на конкурс в 2016 году, то данные по планируемым объемам привлеченных инвестиций практически идентичны. Можно сказать, что круг замкнулся. Причина, скорее всего, в экономическом кризисе, когда денег на рынке стало меньше и запросы у проектов сократились. Но, судя по всему, позитивные ожидания со стороны стартапов возвращаются. Остается понять, готовы ли к таким запросам инвесторы.

В целом мы видим, что интерес инвесторов и корпораций, которые ищут модели сотрудничества со стартапами, смещается от простых пользовательских решений в интернете в сторону проектов, обладающих сложно повторимым технологическим преимуществом. Практически всех инвесторов интересует интернет вещей, сбор и анализ больших данных, машинное обучение и технологии распознавания. Такие тренды оказали влияние на подходы стартапов к монетизации своих продуктов или услуг. Например, в 2013 году 21% проектов, подавших заявки на участие в конкурсе, отдавали предпочтение рекламным источникам дохода. Прошло три года и таких стартапов уже только 10%. То же самое происходит и с комиссионной моделью, которая в 2013 году была свойственная 21% участников, а сейчас 15%. Зато растет доля тех, кто готов наращивать обороты за счет разовых продаж продуктов, услуг или лицензий - с 19% в 2013 году до 25% на данный момент.

Из участников Web Ready (прежний бренд GoTech) к последней категории можно отнести проект Cardberry (электронная карта, на которую можно «записать» скидочные карты всех магазинов), счетчик калорий Healbe, проект ЭкзоАтлет по созданию экзоскелета для реабилитации и социальной адаптации инвалидов.

Быть глобальным

Несомненно, одним из ключевых критериев для инвесторов становится готовность стартапа выходить на международные рынки. С каждым годом число таких проектов в общем количестве участников нашего конкурса только растет. В 2013 году их было 76%, в 2015 году - уже 82%, а сейчас - 84%. Большая часть инвесторов сейчас вообще не смотрит на проекты, которые нацелены на локальные рынки. Для стартапов модель выхода на международные рынки означает, что со своим решением в Россию они придут намного позже, только после того, как успешно зарекомендуют себя за границей. Да, ресурсов на такую стратегию необходимо значительно больше, но и отдача будет намного масштабнее, чем работа исключительно в нашей стране. Другой вопрос - по какому пути пойти? Начинать с России, а затем переходить на мировой рынок, или сначала глобально, а потом локально? Как показывает история нынешних мировых лидеров ИТ с российскими корнями, первый путь был намного сложнее. После нашей страны переходить на глобальную ступень означает ломку множества устоявшихся решений, адаптированных под Россию. 

Интересен пример проекта AddReality, который в 2014 году стал одним из победителей конкурса Web Ready. Это платформа для централизованного управления интерактивными коммуникациями с покупателями на любых видах дисплейных устройств. После победы на Web Ready AddReality начал сотрудничество с компанией Intel (партнеры познакомились на конкурсе) и запустил совместный go-to-market проект. Сейчас у компании уже 4 офиса - два в России, в Нью-Йорке и Дубае, компания активно осваивает партнерские международные продажи.

Но каждый руководитель проекта вправе решать сам. Кстати, интересный факт. Многие зарубежные инвесторы смотрят на то, прошел ли проект, стремящийся на международные рынок, какую-либо акселерационную программу. Именно там закладываются основы отношений стартапов и финансовых институтов. 

В целом, мы видим, что для стартапов важно всегда находиться в поиске денег. Кто-то может расслабиться после первого транша и очнуться уже тогда, когда не будет хватать средств элементарно на зарплату. Но важно знать - любой следующий инвестор смотрит на финансовую историю проекта. 
А также:
Финтех в Камбодже

12.05.2017

Финтех в Камбодже

Автор / Игорь Песин

Зачем нужен гибридный интеллект?

13.02.2017

Зачем нужен гибридный интеллект?

Автор / Михаил Брусов