28 Октября 2016 / Статьи

Разделяй и властвуй: управление долями в стартапе 

Искендер Нурбеков Автор / Искендер Нурбеков
Искендер Нурбеков – заместитель генерального директора по правовым вопросам ФРИИ.
Разделяй и властвуй: управление долями в стартапе
Отношения между инвестором и основателем часто заходят в тупик из-за кардинальной разницы в мотивациях. Позиция инвестора в отношении фаундера зачастую описывается фразой «nothing personal, just business». Основатель вкладывает в свой проект душу, верит в него до последнего и не задумывается о том, что инвестором руководят совершенно другие эмоции. Задача инвестора – в первую очередь, заработать деньги и сформировать сильный инвестиционный портфель. 

При несовпадении целей и отсутствии проработанного корпоративного договора, основатель и инвестор могут оказаться в ситуации, когда компанию и продать невозможно, и развития никакого нет. О том, как этого избежать пишет руководитель правового блока ФРИИ Искендер Нурбеков.

Когда основатель приходит к инвестору с бизнесом, он должен четко понимать логику венчурного бизнеса: кто на чём зарабатывает и какие цели преследует. Задача любого венчурного фонда - сформировать сильный инвестиционный портфель и вернуть вложенные деньги своим ограниченным партнерам (LP - limited partners).  

Отношения инвестора и предпринимателя рано или поздно придут к логическому концу: инвестор должен получить прибыль от продажи доли компании или дивидендную доходность, а фаундер — качественно развивающийся бизнес, либо также прибыль от продажи актива. Поэтому для обеих сторон принципиально важно еще на начальном этапе зафиксировать свои права и договориться об условиях продажи долей компании в случае кризиса.

Право неприкосновенности

Итак, основатель бизнеса и инвестор принимают решение о совместной работе. Чтобы обезопасить себя от возможных несогласованных действий по продаже или залогу долей на начальном этапе бизнеса, стороны заключают временный запрет (в ИТ-бизнесе, как правило, на 2-3 года) на какие-либо финансовые операции со своей частью компании. Другими словами, какие бы трудности не происходили, задача инвестора – оставить основателя внутри компании (чтобы тот не продал долю).
 
На начальном этапе важно обсудить, каким образом основатель и инвестор видят будущее. Есть ли цель у фаундера продать бизнес, либо он уверен в эксклюзивности своего продукта и не планирует расставаться со своей долей и строит компанию на века. Инвестор не может находиться в компании вечно, и обычно этот срок ограничен 3-6 лет (в среднем), т.к. у каждого фонда есть свой инвестиционный цикл, который редко превышает 8 лет (т.е. 4 года фонд активно смотрит стартапы и инвестирует, 2 года доинвестирует существующие сделки, 2 года – занимается выходами).

Главное условие в этом случае — распоряжение долями должно носить согласованный характер, прописанный в корпоративном договоре. То есть, нельзя найти покупателя, а потом поставить своего партнера перед фактом, что компания выставлена на продажу. Любые изменения в управлении необходимо согласовывать совместно — это уже вопрос профессиональной репутации.

Перетягивание каната

Специально для подобных ситуаций в венчурной практике существуют два термина: tag along и drag along. Проще всего эти слова можно объяснить как «перетягивание» партнера на свою сторону. 

Например, основатель решил запустить новый стартап и текущий бизнес (в котором находится венчурный фонд) ему надоел и срок, который запрещает действия с долями – закончился. Основатель находит покупателя, который готов выкупить его долю и продает. В таком случае, инвестор оказывается в одной лодке с новыми людьми, которые могут не разделять его видение будущего. Для таких случаев, есть tag along – право для миноритарного акционера (в данном случае, это венчурный фонд) присоединиться к любой сделке по продаже доли основателем.  

Иногда бывает другая ситуация, когда инвестору наступает время продать компанию. И для этих случаев есть drag along – тогда к сделке должен присоединиться основатель, чтобы также продать свою долю. Данные инструменты в венчурном бизнесе более чем распространены, поскольку позволяют уравнивать мотивы и права сторон.

Плата за риски

Следующий важный инструмент права, который обычно обсуждается в отношении долей, имущества компании и формирования другой ликвидности для инвестора – это так называемая ликвидационная привилегия (liquidation preference). Хотя правильнее ее называть специальными правами инвесторами при полном или частичном выходе из актива.

Это некий компромисс между займом и уставным капиталом. Инвестиции в виде займа гарантируют фиксированную доходность, она прописывается в договоре и не меняется без согласия сторон. Инвестиции в уставный капитал не имеют фиксированной доходности, но они зависят от общей прибыльности бизнеса. Понятие liquidation preference — это одновременно и участие инвестора в уставном капитале, и гарантия доходности. То есть, сумма при продаже компании не находится в прямой зависимости от доли, которой владеет инвестор, она вычисляется по строго оговоренной заранее формуле.

Несмотря на то, что инвестор изначально вкладывает сумму, непропорциональную его доле в капитале, он рассчитывает получить эти деньги с определенной доходностью при выходе из компании. Условно говоря, стороны прописывают набор условий, который помимо возвращения суммы вклада гарантирует инвестору получение заранее оговоренного процента доходности. А уже после возврата суммы вклада и фиксированной доходности, остаток денег от продажи бизнеса делится пропорционально долям в уставном капитале.

Например, ликвидационная привилегия 2,5х и инвестор вложил в компанию 10 миллионов рублей. В случае, если компания продается за 25 миллионов рублей - инвестор забирает себе все 25 миллионов, и основатель остается ни с чем. То есть, сначала покрывается доходность инвестора, и только затем - остальные деньги распределяются между акционерами. 

Сценарий может быть любой, но основатель бизнеса изначально должен понимать, что в случае, если бизнес «не выстрелит», liquidation preference будет на стороне инвестора. Философия этого инструмента такова, что инвестор получает гарантированную прибыль от продажи компании, даже если бизнес не вырос в десятки и сотни раз. Таким образом, инвестор покрывает риск от изначальных вложений в бизнес и обеспечивает прибыльность по портфелю в целом. Но если компания в итоге окажется «единорогом» или просто сильно вырастет — основатель остается в выигрыше.

В бизнесе договориться бывает проще, чем в обычной жизни, так как есть официальный договор, подписанный с обеих сторон. Конечно, корпоративный договор может меняться в ту или иную сторону, однако, основой его все-таки являются человеческие договоренности. Чтобы прийти к компромиссу, нужно понимать логику партнера и объяснять себе связь между тем, что пишется в договоре и тем, что происходит в реальной жизни. Если каждая из сторон трезво оценивает перспективы бизнеса и понимает интерес партнера, конфликты возникать не должны.

А также:
Текстовая аналитика: с чего начать?

19.10.2016

Текстовая аналитика: с чего начать?

Автор / Елена Луценко

Стартап-экосистема Швейцарии

18.10.2016

Стартап-экосистема Швейцарии

Автор / Анастасия Постникова