29 Января 2013 / Блог

Игра на отмывание  

Степан Зотов Автор / Степан Зотов
Степан Зотов - генеральный директор компании NIKITA ONLINE.
Игра на отмывание
Предыстория такова: один из пользователей онлайн-игры Entropia Universe потратил два с половиной миллиона долларов на приобретение виртуальной недвижимости. Кто этот анонимный миллионер, какое происхождение имеют его доходы, и с какой целью он покупает внутриигровые предметы на такую сумму? Эти и другие вопросы шведским разработчикам теперь, вероятно, будут задавать сотрудники местного подразделения финансовой разведки.

Недавно шведская игровая компания MindArk раструбила о рекордном вливании в свой проект Entropia Universe: $2,5 миллиона пришли не от инвестора, а от пользователя, который решил стать виртуальным лендлордом и скупил на эти деньги половину планеты Калипсо, существующей только по ту сторону монитора.

По статистике разработчиков, суммы подобных сделок (купля-продажа виртуальной недвижимости) редко превышают $100. За все время коммерческой эксплуатации их многопользовательской онлайн-игры, запущенной в 2003 году, было только два особо выдающихся случая: в 2009 году игрок приобрел виртуальную космическую станцию на $330 тысяч, а еще год спустя другой геймер продал свою недвижимость за $650 тысяч.

Студия MindArk, судя по ее информационной политике, считает эти необычайно крупные сделки хорошим новостным поводом. Поразительная беспечность, учитывая тот факт, что обычно подобные транзакции квалифицируют как подозрительные. А реагируют на них государственные органы по противодействию легализации преступных доходов. В Швеции, где находится штаб-квартира компании-разработчика, это NFIS, или финансовое подразделение национальной службы криминальной разведки. MindArk не сообщает о своем опыте общения с этими ребятами, хотя таковой наверняка имеется. Оно и понятно – красивый инфоповод из такой беседы вряд ли состряпаешь.

Между тем, интернет уже давно находится в поле зрения финансовых разведок всех цивилизованных государств мира. Правда, эффективных методов противодействия киберпреступности до сих пор не придумано: уже несколько лет «разведчики» ломают головы, над тем, как вести расследования по транзакциям, которые не оставляют никаких бумажных следов. Спасительной вереницы чеков, квитанций, выписок и доверенностей, которая при должном усердии выводит на преступника, тут попросту нет.

Два года назад на совместном семинаре нашего Росфинмониторинга и антиотмывочного комитета Совета Европы (МАНИВЭЛ) эта растерянность была особенно заметна, ведь ничего кроме робкого предложения привязать любые виртуальные транзакции к реальным банковским счетам от чиновников не прозвучало. Более решительную меру предлагал, как ни странно, представитель бизнеса: Евгений Касперский призывал к созданию глобального регулятора, в оригинальной интерпретации «киберинтерпола», но воз и ныне там.

Да уж, куда проще было в славную доинтернетную эпоху, когда факт отмывания выявлялся по количеству недавно открывшихся на районе прачечных! (Сам термин «отмывание» появился в США тридцатых, когда ироничные мафиози открыли целую сеть прачечных Laundromart, чтобы легализовать грязные доходы.) Но сегодня прятать концы удобнее не в пенной воде, а в виртуальной реальности.

В ноябре прошлого года на игровом форуме SteamRep появился огромный и удивительно дотошный пост, в котором пользователь, самостоятельно отследивший виртуальных мошенников, описывает очень остроумную схему отмывания денег.

Для легализации и последующего вывода средств использовался онлайн-шутер Team Fortress 2. Это весьма удачный выбор и не только потому, что игра пользуется большой популярностью: дело в том, что в ней применяется бизнес-модель free-to-play. То есть игрок здесь может свободно покупать и продавать внутриигровые предметы.

Поклонники Team Fortress 2 часто обмениваются между собой редкими и особо ценными артефактами, при этом в качестве товара-посредника используются одноразовые ключи от ящиков Mann Co. Купить эти самые ключи можно только за реальные деньги, и в этой части игровая экономика пересекается с реальной, чем к своей выгоде воспользовались преступники.

Они вполне законно, через официальный магазин разработчика игры, скупили большое количество таких ключей на средства с краденных кредиток. На приобретенные таким образом ключи был куплен целый склад ценных внутриигровых предметов (счет идет на тысячи), после чего весь этот виртуальный скарб сбыли за реальные деньги через игровой портал TF2 Outpost. Способ действительно хорош, потому что банки просто не успевают отозвать платежи: деньги очень быстро выводятся из системы.

Впрочем, такой финт пройдет не везде. В Южной Корее, к примеру, с июня прошлого года действует специальный закон, запрещающий торговлю виртуальными предметами за реальные деньги. Корейское министерство культуры, туризма и спорта рассчитывает таким образом покончить с теневой экономикой, которая в этой стране разрослась вокруг онлайн-игр. Миллионы корейских подростков так или иначе вовлекались в эту сферу, ведь онлайн-игры там — это главный национальный вид спорта.

Перед российским же государством отдельная задача регулирования рынка многопользовательских игр, конечно, не стоит. У нас эта отрасль не так развита, как в Корее: по информации Korea Creative Content Agency, в 2011 году местный рынок онлайн-игр вырос до $5,7 млрд., тогда как в России его объем за тот же период составил $668 млн. Тем не менее, с каждым новым прецедентом по случаю подозрительных транзакций вероятность навлечь на отрасль вмешательство со стороны государства возрастает. Для игровой индустрии это было бы форменное бедствие. Впрочем, «к счастью», в нашей стране есть значительно более привлекательные, чем онлайн-игры площадки для отмывания преступных доходов. Взять хотя бы Почту России: по данным МВД, в прошлом году с помощью ее «электронной системы» находчивые преступники обналичили 15 миллиардов рублей.