21 Февраля 2013 / Интервью

Екатерина Скоробогатова: «Мы должны связать всех людей на Земле» 

Дмитрий Фалалеев Автор / Дмитрий Фалалеев
Издатель Firrma
Екатерина Скоробогатова: «Мы должны связать всех людей на Земле»
Facebook традиционно один из главных поставщиков новостей. Куда же глобальная сеть движется, каковы ее приоритеты и, что самое интересное для нас, как она будет развиваться в России? Мы расспросили представителя компании в нашей стране Екатерину Скоробогатову.

Какая сегодня стратегия у Facebook?

Если говорить о том, в каком направлении мы сейчас развиваемся, то это абсолютно понятная история. Число «мобильных» пользователей Facebook очень быстро растет. При этом именно они – наиболее вовлеченные и проводят на сайте больше времени, чем остальные. Поэтому существенная часть того, что будет делать Facebook в ближайшее время, связана с мобильностью, с мобильными продуктами. В прошлом году мы уже сделали большой скачок к тому, чтобы стать «мобильной компанией»: переписали два приложения (под iOS и Android) и выпустили несколько новых приложений, Photo Facebook, чат, менеджер страниц, улучшили мобильный сайт, обновили java-приложения. То есть в принципе «закрыли» абсолютное большинство платформ, сделали так, чтобы все работало хорошо и правильно (например, чтобы было удобно снимать статистику, релизить новые апдейты и т.д.). В общем, весь 2012 был годом перехода к мобильности – понятно, что изначально Facebook создавался как веб-сервис. Так что никакого резкого разворота не было и не будет – мы перешагнули этот гэп и движемся дальше к своей цели.

Как эта стратегия реализуется в России?

Понятно, что доля смартфонов на российском рынке меньше, чем в Европе и Америке. Но при этом, как часто говорит наше руководство, даже те, кто работает в сфере высоких технологий, часто недооценивают скорость изменений. Многие в свое время видели потрясающие графики, которые демонстрируют, скажем, рост продаж «айфона». Развитие интернета и «мобилизация» пример такого же экспоненциального роста. «Андроид» развивается в России удивительными темпами, что понятно – это самые демократичные, недорогие смартфоны. И наша стратегия как раз в том и заключается, чтобы быть на шаг впереди, опережать этот тренд. Мы снова возвращаемся к теме мобильности.

А какое вообще место занимает наша страна на условной «карте Фейсбука». В какой-то момент казалось, что в принципе никакого, но в прошлом году ваш топ-менеджмент несколько раз приезжал в Россию, в Москве проводились мероприятия.

Тут важно понимать, что Facebook – это компания, которая делает сервис для всех. Мы не производим специальный продукт для жителей Филиппин, Тайланда, Великобритании или России. Мы создаем глобальный сервис – с таким количеством пользователей, как у нас, иначе просто невозможно. Поэтому говорить о том, что Россия занимает то или иное место на нашей карте, сложно. Сам подход направлен на то, чтобы запускать сервисы и продукты быстро, сразу и везде. С другой стороны, Россия, безусловно, важная страна для нашей компании, у нас тут два сильных локальных конкурента…

А кто второй?

«Одноклассники». Так вот, мы не запускаем никаких продуктов, направленных на Россию, это было бы неправильным использованием наших ограниченных ресурсов. Но мы присутствуем на рынке, активно общаемся с его участниками.

С кем именно?

Есть несколько групп. Первая – разработчики, которым мы рассказываем про платформу. Вторая – операторы, с которыми общаемся и дружим на предмет запуска наших приложений. Третья – медиа, с которыми работаем по интеграции платформ. С последними правда сотрудничаем скорее от случая к случаю – например, так было, когда запускались плагины. В целом присутствие в России для нас это в первую очередь партнерство.

Скажите, а какие-то бизнес-подразделения Facebookздесь будут?

Мы публичная компания и, конечно, глобально очень серьезно сконцентрированы на монетизации, продаже рекламы. Так же мы будем вести себя и в России, не забывая, естественно, и о росте аудитории. В целом в этом году больше ресурсов будет направлено на работу с рекламодателями. Среди тех групп, о которых я говорила, их потому и не было, что раньше мы на них так целенаправленно не фокусировались.

Значит ли это, что реклама будет продаваться специально российским рекламодателям и в России?

Не могу пока это комментировать. Скажу одно: мы работаем над этим, и однажды это будет сделано. Когда – не готова сказать.

Пусть это для вас не основная целевая группа, и, тем не менее – что-то Facebook собирается делать для малых бизнесов?

Что нужно современному молодому предпринимателю? Качественный трафик. У нас достаточно новых форматов, которые могут его привлечь. Из нововведений, которыми мы гордимся и которым предрекаем успех, я бы отметила mobile ads, который позволяет сразу устанавливать мобильные приложения. Мы запустили его осенью, сегодня это один из самых быстрорастущих форматов. Для нас самих это очень интересное направление, которое позволило создать новый большой поток качественного трафика. Таких потоков на рынке немного.

Для нас это не только рекламный кейс, но и платформенный. Пользователям, приходящим на другой сайт, гораздо удобнее залогиниться через наш аккаунт. Это очень понятный путь. Чтобы было ясно, у 60% всех приложений в глобальном топе Apple Store есть логин Facebook. Это позволяет нам растить платформу. Так что самое интересное, что мы можем дать бизнесу – качественный трафик, простые логины и мобильная платформа.

Какие-то другие активности планируются?

Некоторые технологические корпорации делают какие-то организационные проекты – Google вот инкубатор запустил. Мы ничего такого не планируем. Разве что мероприятия для разработчиков, где те могут показать свои приложения, если они сделаны с интеграцией с Facebook. Для них это прекрасный опыт и PR. Команда, которая выиграла в московском «Хакатоне», чуть ли не до сих пор путешествует по Калифорнии. Ребята перезнакомились со всем нашим топ-менеджментом, включая Марка.

Они перешли на работу в Facebook?

Нет, почему, просто сделали отличный сервис, который очень плотно интегрирован в Facebook, и мы это оценили.

Для чего вам нужны собственные мероприятия?

Это способ популяризировать платформу. У каждого разработчика есть список приоритетов на проект, и нам хотелось бы, чтобы интеграция с нашей платформой стояла в нем как можно выше. Чтобы это случилось, надо непрерывно с девелоперами работать, рассказывать, что из себя представляет платформа, что на ней можно делать. Это важно. Сегодня, например, мы видим большое количество российских игровых компаний, которые переходят в Facebook и запускают там свои тайтлы. Но быстро это почти никогда не получается, невозможно сразу сделать хит. Поэтому наша интеграционная команда с ними работает.

Вы озвучиваете цифры по росту?

Сейчас нет, в скором времени озвучим. Не секрет, что пока в России наша аудитория меньше, чем у «Вконтакте» и «Одноклассников», но мы растем. Конечно, нам всегда хочется большего, но в целом мы довольны развитием платформы. Рост скачкообразный, это нормально. Основные задачи мы выполняем – например, те же российские игровики успешно используют платформу, чтобы попасть на глобальный рынок. Сейчас, как я уже говорила, мы фокусируемся на приросте дневной мобильной аудитории.

Что происходит с нашумевшим GraphSearch?

Это очень длинный стратегический проект, и то, что сейчас видит пользователь – глубокая бета-версия, доступная пока только англоязычным юзерам. И так будет год, а может быть, и несколько лет. Это огромная, очень амбициозная инфраструктурная история, а не просто еще один проект, который мы запустили и пошли дальше. Надо, чтобы поиск работал по всем интерфейсам и продуктам – такого еще никто не делал. Никто не может показать, предположим, все фотографии из Москвы за 1981 год. Конечно, на реализацию такого решения понадобится много времени.

Есть еще спекулятивная тема о том, что вы якобы собираетесь конкурировать с LinkedIn.

LinkedIn – вертикальное решение, которое по большому счету направлено на поиск работы. Они, безусловно, сделали много интересного, но мы никогда не будем конкурировать с вертикальным сервисом. Мы, грубо говоря, «все для всех» – так было с самого начала, и ничего с тех пор не изменилось. Наша задача – сделать так, чтобы у всех людей в мире был аккаунт в Facebook. Это снова возвращает нас к началу разговора – Facebook это универсальная среда общения. Что пользователи будут делать на нашей платформе, это другой дело, мы наблюдаем за ними, это нам, безусловно, интересно, но «узких» вертикальных продуктов запускать не планируем.

Откуда эта концепция «все для всех»? Вы ведь с Марком общались, что это – глобальные амбиции или что-то еще?

Идея Марка заключается в том, что если прошлое поколение отправило человека на Луну, то мы должны связать всех людей на Земле.

Как прокомментируете историю с якобы «исходом элит» из Facebook?

Мы по-философски относимся к таким вещам. Информационное пространство сейчас очень разговорное – там что-то все время должно происходить. Выпал снег, приняли закон, прошел митинг, все ушли из Facebook. Каким образом это связано с реальным положением – дело десятое. Конечно, мы наблюдаем, слушаем, но подходим к таким слухам с известной долей цинизма. Уж нам ли не знать, что Facebook это пространство, в котором непрерывно зарождаются мемы, которые никак не связаны с реальностью, но в какой-то момент становятся настолько устойчивыми, что некоторые на полном серьезе начинают в них верить.

Так в итоге ушли или нет?

По цифрам мы не видим этого.

Раз уж мы коснулись этой темы – вы с медиа как-то специально работате? Тем более, что многие «получают» от Facebookсущественный трафик.

Нет, и никак специально не отслеживаем, кто какой трафик «получает». У нас в принципе и никаких специальных инструментов для медиа нет, кроме страниц.

А планируются?

Какие-то планы есть, но это не приоритет, так что ничего конкретного не могу сказать.

Заботит ли вас еще один стереотип – о том, что Facebookв России это такая «элитарная история»?

Мы не решаем задачу восприятия. Есть такое мнение, это правда, здесь у многих медийных людей есть аккаунты, которые они в том числе используют и для каких-то заявлений или общения с поклонниками. Но мы знаем, что огромное количество пользователей приходит к нам играть или просто общаться с друзьями из-за границы, или смотреть фотографии.

Но разве этот миф не мешает развиваться?

Нет, скорее, наоборот, притягивает – многим нравится быть частью «элитарной истории». Но в целом мы ничего с этим не делаем.

Последний вопрос – будут ли в этом году мероприятия, как в прошлом?

Да, весной будет несколько, возможно, и позднее тоже.

Для разработчиков или простых пользователей?

И для тех, и для других.