26 Февраля 2013 / Интервью

Герман Каплун: «Около 70% наших инвестиций были успешными» 

Дмитрий Фалалеев Автор / Дмитрий Фалалеев
Издатель Firrma
Герман Каплун: «Около 70% наших инвестиций были успешными»
TMT Investments– фонд, созданный основателями медиахолдинга РБК, – не очень любит «выходить из тени». Его партнеры не дают интервью, редко появляются на публичных мероприятиях. И при этом фонд делает очень интересные сделки, причем в основном за пределами России. Сейчас в портфеле TMT официально «лежит» 22 (!) проекта. О стратегии фонда и его «мировоззрении» мы расспросили его сооснователя Германа Каплуна.

Расскажите, как вы пришли к инвестированию в венчурные проекты. Зачем?

Первым нашим венчурным проектом был РБК. Как вы знаете, получился достаточно успешный стартап – сейчас это одна из крупнейших российских медиакомпаний. В рамках РБК мы активно инвестировали и получилось достаточно много успешных проектов. Например, РБК Money, HeadHunter, Armada, Loveplanet, крупнейший в России хостинг, который получился из небольшого собственного бизнеса. Когда мы покупали QIP, у него была аудитория в 200 тысяч человек, когда уходили из РБК – 14 миллионов.

Всего у меня и моих партнеров до ТМТ было более 70 различных инвестиций в собственные и чужие стартапы. Из нашей практики около 70% инвестиций были успешными. Это в разы выше, чем в среднем по рынку. Например, у инкубаторов выстреливает только один из 6-7 проектов. Поэтому мы с друзьями подумали и решили сделать свой инвестиционный фонд, используя опыт и знания и рассчитывая, что получим один из лучших результатов по рынку. Дело в том, что, например, в России, большинство инвесторов из финансового сектора. Они абсолютно не понимают, как работает интернет, какие там движущие силы, что реально важно, а что – нет. Они пытаются принести свой традиционный инвестиционный подход на этот рынок и с удивлением видят, что он не работает. Они не понимают важность usability, привычку аудитории к чему-то определенному, важность вирального маркетинга и, наконец, для них все ресурсы, занимающиеся примерно одним и тем же, выглядят одинаково. Они обычно делают акцент на контроле, а не на мотивации, реагируют не на человека, его идеи и способности, а на его предыдущую должность и место работы. Это, конечно, важно, но далеко не самое главное. В Калифорнии половину сделок в 2012 году сделали не крупные инвесткомпании, а бывшие ИТ- и интернет-менеджеры, перешедшие в разряд частных инвесторов. Считается, что они более успешны и тут мы ничем не отличаемся от тренда. Мы считаем, что лучше разбираемся в рынке и можем дать нашим инвесторам лучший результат. Это главная причина, по которой занимаемся этим.

Какова стратегия фонда?

Есть большая разница между тем, когда ты инвестируешь, чтобы пытаться в результате купить компанию, и тем, когда ты просто хочешь быть миноритарным акционером в быстрорастущем бизнесе. Разная стратегия поведения. Разная мотивация людей. Сильно отличаются вещи, на которые ты обращаешь внимание.

Наша стратегия крайне проста. Мы вкладываем в те направления, в которых у нас большой опыт, которые хорошо понимаем. Инвестируем при наличии хорошо мотивированной эффективной команды и в рамках трендов, в которые верим. В настоящий момент капитализация нашего первого фонда на Лондонской бирже $43 млн., при этом считаем, справедливая стоимость наших долей в проектах, в которые инвестировали, существенно выше. Дело в том, что многие из них сильно выросли, но пока повода для переоценки еще не было. Обычно мы делаем это после того, как продаем активы, или когда в наши компании входит внешний инвестор. Таким образом, если ресурс вырос по продажам в 20 раз, но сделок с акциями пока не было, мы не можем его переоценить. Для себя, естественно, оцениваем реальный рост стоимости. И так как у нас в портфеле много компаний, доходы и/или аудитория которых глобально выросли, то считаем справедливую стоимость нашего портфеля существенно выше текущей рыночной оценки. Но с начала торгов акции выросли на 75%, что в принципе уже неплохо, и как только информация о переоценке инвестиций станет публичной, мы рассчитываем на то, что котировки быстро догонят реальную стоимость активов.

Кроме того, планируем в ближайшие месяцы открыть новый фонд, и общий объем средств под нашим управлением значительно увеличится.

В какие проекты и на каких этапах вкладываете, а в какие нет. Каков средний чек?

Мы стараемся иметь до пяти проектов одного направления. Желательно не конкурирующих, а покрывающих смежную тему. Например, в фото у нас есть пятый в мире фотосток Deposit Photos, украинский «пинтерест-стайл» сайт Favim, приложение для шаринга фотособытий Tracks и сайт на стыке фото, социальных сетей и шопинга Wanelo. Такая стратегия позволяет лучше понимать ситуацию и дает большую маневренность. Например, у нас есть два хедхантинговых сайта, но ориентированных на разную аудиторию. Теоретически в какой-то момент времени их можно обьединить.

Мы стараемся не инвестировать в проект меньше $350 тыс. и больше $5 млн. 350 тысяч это такой пробный шар, иногда по-другому просто нельзя войти в стартап. А так ты минимизируешь риски и облегчаешь себе возможность войти в интересную компанию на следующем этапе.

Какие принципиально важные вещи должны знать стартапы про ваш фонд?

С нами комфортно, мы не влезаем в day to day operations. Не ставим своих людей – только в совет директоров, который принимает решения по самым принципиальным вопросам. Нам не нужны команды, которые не могут развить себя сами. Все, что нам необходимо, это ежемесячная отчетность, и встречи с менеджментом с такой же периодичностью. Мы советуем, предлагаем идеи и контакты, но использовать их или нет – ваше решение. Мы готовы делиться своими связями и возможностями, если это нужно, но не возьмем на себя работу и задачи по росту компании. TMT – миноритарный акционер. Поможем, подскажем и посоветуем, подправим, поддержим, но не более того. Это ваш бизнес и вам предстоит его развивать.

Почему не инвестируете в российские стартапы?

На самом деле планируем немного разнообразить наши инвестиции и начать инвестировать в российские проекты. Проблема в том, что на российском рынке не так много хороших компаний. Российских стартапов на Западе существенно больше – я говорю об интересных проектах, имеющих значительный потенциал. Американский потребительский рынок в разы больше, выше ликвидность, спрос на услуги, вероятность выхода, существенно больше оценки компаний, ниже риски, связанные с воровством, дешевле юридические процедуры. Единственное преимущество российского рынка в том, что мы его глубоко знаем и понимаем. Поэтому для нас наибольшую ценность имеют российские стартапы со значительным международным потенциалом. Как, например, мобильная рекламная сеть Adinch, в которую мы недавно инвестировали.

Каковы основные технологические тренды, на ваш взгляд? Как в этом контексте может меняться ваша политика?

Если говорить о больших трендах, это облака, мобильные устройства и все, что с этим связано, замещение традиционных посредников на рынке авторских прав (например, мейджоры на музыкальном и книжном рынках), агрегаторы (хотя большинство существующих бессмысленны), надстройки к социальным сетям. Сейчас идет смена технологий. Посмотрите на лидеров в мобильных приложениях. Большинство из них – новые компании, впервые появившиеся в смартфонах, а не в «большом интернете». Такие, например, как Instagram или whatsapp. Идет очередная смена лидеров, ровно так же, как это было десять лет назад, когда сайты начали заменять традиционные СМИ. И это открывает новые огромные возможности.

Вообще на этом рынке раз в полгода-год появляется новый большой тренд, который, как правило, существует много лет. Если вы следите за тенденциями, можно успеть. Главное – сделать ставку на правильный продукт и правильную команду.

Как меняются проекты за последние годы? Какова динамика?

Проекты меняются, как тренды. Огромное количество попыток клонировать лидеров. В прошлом году нам предложили более десяти аналогов Pinterest, от Бразилии до России. Однако ощущение такое, что не думать про то, чтобы сразу зарабатывать, позволить себе может стартап только в Калифорнии. Лишь там осталось достаточно много инвесторов, положительно смотрящих на компании, которые растут по аудитории и ничего не зарабатывают. Во всем остальном мире инвесторы банально хотят выручки. Ее хотят и в Калифорнии, но тут есть много успешных примеров, когда проекты покупали ради технологии или аудитории. Как, например, Instagram. Но для остальной части мира это нетипичный случай. И поэтому компании пытаются приспособиться, стараются давать прогнозы. Если бизнес устоявшийся, если есть хотя бы шестимесячная история выручки, то на эти цифры по крайней мере можно посмотреть. Если же у стартапа еще нет выручки, все его прогнозы нужны только когда инвестор занимается самообманом. Это не традиционный бизнес, где можно спланировать модель развития и оценить будущую прибыль. Однако таких инвесторов достаточно много и некоторые продивнутые стартаперы рисуют им красивые модели, большие и толстые презентации с рассказом о том, как все будет здорово через пять лет. Но здесь, в общем, ничего не меняется. Такая же ситуация была и в 1999 году. Просто тогда это были другие продукты. В кризис и сразу после него инвесторы больше смотрят на выручку и прибыль. Поэтому сейчас такой бум интереса к e-commerce. Эта модель понятнее большинству инвесторов, особенно если они пришли из традиционных бизнесов.

Еще один из популярных сейчас трендов – смена модели работы с поставщиками программного обеспечения на рынке b2b. Все, что раньше делали по индивидуальным проектам, теперь – стандартизированное решение в облаке. И вы можете купить его онлайн и сразу начать пользоваться. Тренд говорит, что все, что раньше стоило от $300 до $100 тыс. за инсталляцию, сейчас можно купить по подписке за $5-50 в месяц, в зависимости от размера компании. Это относится к CRM, ERP, Project management, Virtual PBX и практически ко всем программным продуктам. И это приводит к очередной смене лидеров и открывает огромные возможности для разбирающихся в этих тематиках инвесторов.

Изучить портфолио TMT Investments можно здесь http://www.tmtinvestments.com

Комментарии