17 Мая 2013 / Интервью

Аскар Туганбаев рассказал о совместном телепроекте с Игорем Ашмановым 

Даниил Пленин Автор / Даниил Пленин
Главный редактор Firrma
Аскар Туганбаев рассказал о совместном телепроекте с Игорем Ашмановым

Перед майскими праздниками прошла информация о том, что телепродюсер Аскар Туганбаев вскоре запускает совместно с предпринимателем Игорем Ашмановым и Александром Сиволобовым проект в области социального телесмотрения. Аскар рассказал нам о нем более подробно.

Когда и как возникла идея проекта?

Проект, TVchart мы придумали где-то год назад. Основным толчком была демонстрация нового проекта Игоря Ашманова, который он пока еще не показывает публично, но я видел у него готовое решение, которое кластеризирует информацию в интернете, то есть находит темы в соцсетях, расширяет их и анализирует с точки зрения эмоциональной окрашенности каких-то интонаций пользователя и т.д. И когда я увидел, что Ашманов умеет мониторить соцсети и определять, кто о чем и где говорит, я понял, что это можно использовать для социального телеизмерения, «телесмотрения». Потому что в настоящий момент телевидение очень плохо меряется. Есть некоторые статистические способы опроса, которые не дают на самом деле хорошей картины. Именно мониторинг обратной связи в интернете позволяет более точно определять, что реально популярно у самой интересной аудитории, платежеспособной. Поэтому мы стали думать в ту сторону, что как бы нам объединить наши усилия и сделать проект по социальному измерению телесмотрения.

То есть, это проект для телеканалов, чтобы они могли определять свою аудиторию? Он не для зрителей?

Этот проект интересен всем. Он интересен и телеканалам, которые начинают видеть свою аудиторию, и рекламодателям, которые более точно таргетируют аудиторию на телевизионных проектах, и зрителям, так как у нас сейчас очень много телеканалов, сотни, и выбирать из них, что интересно именно тебе довольно трудно. Поэтому мы захотели сделать рекомендательный сервис, который позволяет зрителю в режиме реального времени посмотреть, что сейчас смотрят и обсуждают пользователи в соцсетях, и что нравится таким же пользователям, похожим на телезрителя.

Чем не устраивают существующие способы определения популярности телеканалов, телепрограмм? Допустим, TNS регулярно публикует рейтинг СМИ. Кроме того, что он не совсем точный, еще в чем-то есть сложность?

Дело в том, что телевизионная аудитория очень специфическая. Она, конечно, стареет, и те телевизионные рейтинги, которые есть, очень сильно усреднены, т.е. они показывают в целом по стране картинку: по сельской местности, по городам небольшим. И в результате они показывают некую «среднюю температуру по больнице», которая на самом деле не очень интересна. Да, мы можем понять, что полстраны смотрело на Первом канале «Пусть говорят» или еще какие-то такие топовые проекты. Но на самом деле это не показывает интерес для более молодой аудитории, не показывает, что смотрят – если смотрят – 20- и 30-летние ребята. Топ платежеспособного спроса в районе 25-35, и они ведь смотрят, опять же, не всегда по телевизору, не всегда через системы или операторов, которые мониторятся TNS вообще, то есть, это кабельные операторы, спутниковые операторы и т.д., которых TNS может и не мерить. Поэтому для более точной картины нужен какой-то еще более актуальный измеритель.

Будет ли это востребовано у зрителей? Дело в том, что, допустим, я по себе сужу, я смотрю, что обсуждают у меня в Facebook, в «Вконтакте»… Т.е. мои друзья – это и есть моя рекомендательная сеть.

Да, мы туда же и движемся. Социальные рекомендации – это как раз помочь вам определить, что смотрят ваши друзья, или такие люди, которые похожи на вас. Потому что на самом деле социальный граф нужен в соцсетях – и это одноклассники, коллеги по работе, люди, с которыми вы общались. Они не всегда релевантны по интересу, т.е. те социальные связи, которые сейчас есть в соцсетях, они не обладают хорошим рекомендательным контентным потенциалом. Да, вы можете вместе работать, но это не значит, что вы смотрите одно и то же. Или вы учились в одном классе, в одном вузе, но это тоже не значит, что у вас совпадают интересы.

Такая социальная рекомендательная система может более точно вычленить именно людей с похожими паттернами поведения. Например, если один из ваших ста друзей с вами совпадает по интересам, и вы его лайкаете каждый раз, когда он рекомендует какой-нибудь телевизионный видеоконтент, система начинает понимать, что у вас определенная есть похожесть именно по телепросмотру. Не потому что вам нравится одна и та же страна, в которую вы ездите, или один и тот же бренд одежды. А это именно телесмотрение. Т.е. это специализированная рекомендательная социальная система, которая вычленяет именно телевизионный видеоконтент и интересы.

Опять же, иногда может быть, что вы с человеком в общем-то не очень тесно общаетесь, не дружите, но у вас паттерны поведения, цепочки просмотров у вас очень похожи. Система внутри себя видит, что человек лайкает такой же контент, который лайкаете вы. Если у вас нравящийся вам контент совпадает на 89-90%, то этот человек, если особенно он активный телесмотритель, его рекомендации для вас будут очень важны и релевантны.

Как планируете зарабатывать на этом проекте?

Здесь очень много способов заработка. Это и реклама, то есть, там внутри может быть размещена реклама. Во-первых, просто реклама в системе VOD (video on demand - видео по запросу), так как в любом таком сервисе обязательно нужно будет рекомендовать еще какой-то контент кроме текущего телевизионного эфира. У нас уже есть внимание телезрителя, готового смотреть видео, мы можем ему рекомендовать видео из партнерских систем. Соответственно, мы там можем прикрутить рекламу, и мы можем получать отчисления партнерские от показа рекламы правообладателями.

Также это могут быть какие-то спецпроекты с рекламодателями, когда рекламодатель, например, размещает короткий ролик в телевизионном эфире, но при этом хочет уточнения аудитории. Предположим, если это будет автопроизводитель, Ford, к примеру, и он разместил 15-30-секундный общий рекламный ролик в эфире, но при этом на втором экране, на second screen, он получил более точную аудиторию. Например, видит, что судя по профилю, это молодой мужчина 25 лет, путешествующий, с деньгами, и ему нужно рекомендовать какую-то точную более модель. Мы можем дать рекламодателю уже уточненного, вовлеченного пользователя, телезрителя с уже известной историей, социальным профилем, и он может дать более точное рекламное сообщение.

И также это дополнительные сервисы по продаже информации телеканалам, исследовательским компаниям, а также продажа этих профилей для систем RTB. То есть, если мы мониторим телесмотрение пользователя, мы знаем про него много социальной информации, соответственно, мы можем эту информацию как-то перепродавать рекламным агентствам и использовать эти профили как уже для третьих компаний и т.д.

На ваш взгляд, сейчас есть смысл делать какие-то стартапы, связанные с видео в сети? И если есть, то в каком направлении лучше развивать?

Да, сейчас самое время делать стартапы с видео в сети, очень много разных возможностей. Рынок растет, насыщается. Нужно только понимать, что если вы делаете технологический стартап про видео, это не значит, что вы должны заниматься контентом. Заниматься лицензионным контентом – это очень дорогая сложная история, а пиратством я бы не советовал вообще сейчас заниматься, потому что технические возможности по борьбе с пиратством постоянно прогрессируют.

А если говорить о технологических проектах в области видео – это и геомобильные видео, это и поиск по видео, это рекомендательные системы, это интерактивное видео – сейчас очень много для этого возможностей, и я думаю, что в ближайшие пару-тройку лет будут покупатели на эти решения. То есть, если вы сделаете хороший поиск по видео, который будет находить не просто по метаданным, когда вы знаете название, автора, а когда он будет находить похожее видео, когда он будет понимать, что происходит внутри этого видео: разделять сцены, смотреть, много ли там природы, уличных съемок, известных актеров будет определять внутри. На самом деле, много возможностей, и мне кажется, имеет смысл.

Сейчас очень много говорят о second screen, как о некой новой технологии, которая должна вот-вот пойти, и все, только она не идет, пока, по крайней мере. Как Вы оцениваете перспективу?

Second screen – это, безусловно, такая маркетинговая история, пока что навязываемый технологами модный пиар-термин. Но, конечно, телезрители в Америке уже пользуются вторым экраном, то есть одновременно внимание сконцентрировано не на одном большом экране, они пользуются таким планшетами, мобильниками. Понятно, что внутри него, этого second screen, они сейчас используются готовыми существующими сервисами: почта, Twitter, Facebook, поиск и т.д. Те, кто разрабатывает эти технологии, думают о том, чтобы крупные игроки, которые реально диктуют – менеджеры всякие, телевизионные компании – были заинтересованы в приобретении и заказе таких сервисов. Поэтому, конечно, пока что рынок создается немного искусственно, то есть, спроса пока нет: ни пользователь не знает, что ему нужно, ни телезритель не знает, ни, на самом деле, те, кто делает second screen. Но биологически эта штука продиктована, и мы понимаем, что если у пользователя в руках есть устройство, планшет, который доступен, тот в него тыкает, то, конечно, туда нужно что-то такое мощное подсунуть, чтобы удовлетворять потребности в тыканье во время телепросмотра. А так как эта потребность биологически уже обусловлена, значит, нужно придумать хороший сервис и найти хорошего партнера со стороны крупного игрока в медиа, который все-таки пока еще формирует.