17 Октября 2012 / Интервью

Пайплайн в 4 500 проектов. Беседа с генеральным директором акселератора TexDrive Александром Журбой.  

Дмитрий Фалалеев Автор / Дмитрий Фалалеев
Издатель Firrma
Пайплайн в 4 500 проектов. Беседа с генеральным директором акселератора TexDrive Александром Журбой.
Чуть больше года назад бывший управляющий директор венчурных фондов «Альянс Росно» Максим Шеховцов и экс-CEOStartUpIndex Александр Журба вместе с Андреем Кесселем и Джоном Брэдфордом создали акселератор TexDrive. Концепция заключалась в том, чтобы сделать «классический акселератор» по западным лекалам. Основатели TexDrive развили какую-то бешеную активность, привлекая к своим стартапам десятки менторов. И проектов тоже было, по слухам, немало. При этом инвестирует TD не только в ИТ, но и, например, в роботостроение, нанотехнологии и энергетику. Что происходит в акселераторе сейчас и оправдала ли себя концепция, рассказывает в блиц-интервью его СЕО Александр Журба.

Вы на рынке чуть больше года. Как ваши успехи?

Да, TexDrive зародился в мае 2011 года, активную работу мы начали осенью. Ну, в общем, год всего. Концепция была простая: построить нормальный акселератор, как Techstars (его основатель Брэд Фелд в этом году был признан самым уважаемым инвестором Долины), который, кстати, стал нашим партнером. Что это значит в реальности: отобрать лучшие проекты, дать им немного денег, прогнать через менторов, впустить сторонних инвесторов и посмотреть, что из этого выйдет – все очень динамично.

И сколько в итоге проектов отобрали?

Всего за первый период посмотрели 500 стартапов, отобрали 7.

Что с этими проектами происходило? У вас какая-то образовательная программа для резидентов, если я верно понял?

Нет, не совсем образовательная – это как раз то, что я назвал «прогнать через менторов». Те 7 проектов, в которые мы вложились сами, на три месяца сели к нам в офис, где мы их прокачивали, в том числе и с помощью экспертов, всего было 140 менторов. Еще несколько десятков менторов и различных полезных контактов пришло позднее уже напрямую в проекты под конкретные задачи.

Сколько вы вкладывали?

По $25 тысяч. Предвосхищая вопрос – взяли по 10%. Что касается денег, то мы можем давать и больше – это уже от проекта зависит.

После трех месяцев «интенсива» что происходило? Проекты остались у вас сидеть?

Нет, ни в коем случае. Три месяца мы их «накачивали», они получали всякие, условно, «плюшки». После этого они отправились на вольные хлеба, зарабатывать деньги. Это классическая акселерация. В апреле мы сделали для них «День инвестора», куда привезли и российских, и западных инвесторов, чтобы они посмотрели проекты.

Как успехи здесь?

До конца года мы анонсируем несколько сделок. Скажем так, по крайней мере, в пять из наших компаний инвесторы вкладываются. Суммы самые разные, сделки какие-то закрыты, какие-то в процессе. Проекты «тяжелые», цикл несколько дольше, чем в интернете.

А вы в них при этом остались?

Пока да.

Вы сказали про 140 менторов. А какая у них мотивация?

Посмотреть на хорошие проекты, возможно, и вложиться. Познакомиться с умными активными людьми, заработать на чем-то с ними вместе. Я точно знаю, что некоторые менторы продолжают взаимодействовать с отдельными нашими стартапами. Хотя все равно не все определяется деньгами.

Ну, надо признать, что у вас было много известных менторов, а людей определенного уровня затащить на мероприятие молодого организатора сложно. Так что, если я правильно понимаю, то это вы с Максимом Шеховцовым постарались. И с менторами, и с инвесторами.

Не без этого, конечно.

Чьи, если не секрет, деньги вы инвестируете?

Это деньги частных российских инвесторов.

Если я правильно понимаю, вы действуете по принципу фонда?

Да, модель заработка как в фонде. Мы в прошлом декабре проинвестировали проекты и «закрыли» один фонд. Теперь мы им управляем и собрали новый, который скоро начнет работу. Только называться он уже будет не TexDrive – пока не решили как.

У вас не совсем типичный фокус – есть проекты из области нано или робототехники. Вы верите, что в короткой перспективе на них найдутся покупатели?

Ну, во-первых, нам «надоело», что большинство проектов это ИТ, софт и медиа. Ну сколько можно сайты и приложения под «айфон» делать? Во-вторых, мы смотрим не на местечковые тенденции, а на мировые, долгосрочные. Так что мы верим в наши стартапы, просто такие «сложные» проекты будем презентовать на западных инвесторов, где для них есть рынок. Ну и от ИТ тоже не отказываемся, мы вполне на равных конкурируем с любыми фондами.

Вы сказали, что отсмотрели 500 проектов. Как это вообще возможно? Сколько людей занимается этой работой?

Мы вдвоем с Максимом Шеховцовым. Насчет много – у нас в pipeline более 4500 стартапов, а всего за этот год мы просмотрели 2300.

Где ищете?

Да везде. Мы со всеми дружим, общаемся. И на мероприятия ходим, и СМИ смотрим. Вот зашли на Firrma.ru, посмотрели, записали, если что-то интересное для нас.

Много ездите по стране? В Москве столько стартапов явно нет.

Нет, не особенно много. 90% проектов приходит по почте, еще какая-то часть отсеивается в ходе общения, оставшиеся к нам приезжают.

Какие ощущения от проектов?

Средний уровень низкий, качество не растет, растет количество. Хороших стартапов как было, условно, 100 в год (я считаю все технологические отрасли), так и осталось. После отсева у нас остается чуть больше 5% стартапов, с которыми можно начинать общаться глубже.

Где же тогда будут брать стартапы все новые и новые появляющиеся игроки?

Я не знаю. Если говорить про чистое желание заработать денег, то я бы рекомендовал людям идти строить компании. Денег в России и в мире море, нет бизнесменов, которые реально могут «ярдовые» компании строить. Инвестиции это работа на десятилетия, деньги в бизнесе можно заработать гораздо быстрее. Понятно, что я лицо, заинтересованное в отсутствии конкурентов, но я бы не рекомендовал совсем новым игрокам без опыта лезть в венчур. Если хочется попробовать – лучше отдать деньги в управление тем, кто на рынке давно, и, глядя на них, учиться. Ну и сеять понемногу.

Комментарии