5 Июня 2019 / Новости

Как корпорации "приручают" личные смартфоны 

Как корпорации "приручают" личные смартфоны
То, что у работающего человека в России есть личный смартфон - это факт, с которым приходится жить каждой компании. Кроме очевидных преимуществ, это создает угрозу конфиденциальной информации - любой документ или прототип нового продукта может быть сфотографирован и выложен в Twitter. Возможно, сотрудника потом найдут и накажут, но потенциальный ущерб может составить миллионы долларов. Если не говорить о таких экстремальных ситуациях, в любом случае личный телефон в понимании сотрудника - его территория, и он может использовать гаджет для доступа к развлекательному контенту и решению нерабочих задач, используя для этого ресурсы своей компании. Согласно исследованию BlueHill Research, в глобальном масштабе обслуживание личных устройств сотрудников на рабочем месте стоит предприятиям на 20% больше, чем корпоративных. IDC прогнозировала, что в 2018 году расходы на мобильные гаджеты на крупных предприятиях вырастут до 40% по сравнению с 25% в 2015 году.

Опасный "мобильник"

Компании реагируют на это явление по-разному. Кто-то идет на экстремальные меры, заставляя сотрудников сдавать телефоны при входе в офис, кто-то устанавливает ПО, способное отследить не только факт несанкционированной фотосьемки на мобильный, но и вообще любое подозрительное действие. Более мягким является вариант встраивания личных мобильных устройств в бизнесч-среду компании. В конце «нулевых» появилась концепция BYOD (bring your own device, «принеси свое устройство»). Сотрудники в рабочих целях стали использовать личные планшеты и смартфоны, на которые устанавливалось рабочее ПО.

Практически сразу же выяснилось, что не все так просто. В 2012 году Жанетта Хоран, тогда CIO IBM, вспоминала, как двумя годами ранее компания разрешила сотрудникам использовать личные устройства. Однако это не принесло желаемой экономии, но значительно добавило работы техническим службам, в том числе и в плане защиты коммерческой информации.

К середине «десятых» западные компании стали искать новые модели использования гаджетов в бизнесе. Появились другие концепции корпоративной мобильности, в рамках которых мобильные устройства сотрудникам предоставлял работодатель. Кроме того многие участники рынка к этому времени уже приобретали серверное оборудование по модели HaaS (Hardware as a Service, «оборудование как услуга»). Покупка совершается с участием лизинговой компании, а заказчик пользуется полученными серверами фактически на условиях аренды с поэтапной оплатой. Или, если говорить на языке финансистов, расходы из CAPEX переводятся в OPEX.

Этот опыт лег в основу модели DaaS (Device as a Services, «устройство как услуга»). Ее смысл состоит в том, что сотрудник получает любую необходимую ему модель смартфона, ноутбука, или другого мобильного устройства с уже предустановленными инструментами, нужными ему по работе. Опционально на этом устройстве может быть заблокирована камера, или социальные сети, но в данной модели не возникает элемента насилия - вне рабочего времени человек делает со своим телефоном все, что ему заблагорассудится. В рабочее время он бесплатно получает рабочий инструмент, который отвечает его бизнес-задачам.

Смартфон из облака

В России модель DaaS одной из первых стала внедрять международная корпорация HP. В 2016 году она анонсировала запуск комплексной услуги аренды компьютерной и офисной техники, которая включала ее настройку и обслуживание. Вслед за HP аналогичные услуги запустили и отечественные компании, например, специализированные ритейлеры Oldi, Anten, XCom.

В 2017 году российские Inventive Retail Group (IRG) и Softline начали предоставлять как сервис уже мобильные устройства. Первыми девайсами, которые стали доступны заказчикам по облачной модели, были смартфоны и планшеты Apple, затем список расширила линейка Samsung.

По данным IRG, в 2018 году отечественный рынок «облачного» владения устройствами вырос на 25% и достиг 2,5 млрд руб. В перспективе двух-трех лет объем рынка будет увеличиваться на 20% ежегодно. Его бурному росту на начальном этапе способствовала технологическая модернизация ритейла и производств. Сейчас идет цифровизация банковского сектора, трансформируются медицина и фармацевтика, меняются транспорт и логистика. И во всех отраслях повышаются требования к оснащенности сотрудника мобильными устройствами.

Львиная доля устройств, реализованных по модели DaaS, – это ноутбуки и офисная техника, отмечает руководитель бизнеса Apple компании Softline Антон Карпов. «В последнее время вырос спрос на мобильные девайсы. Ритейл, предприятия быстрого питания, сети аптек стали активно закупать смартфоны и планшеты не просто для коммуникации, а как инструменты бизнеса, запуская на них специализированные системы и приложения», - говорит президент IRG Тихон Смыков.

Телефон как часть ИТ-ландшафта

DaaS по меркам бизнеса появился недавно и активно развивается. Рынок пытается выработать наиболее удобные для всех участников модели, формируя новые сервисы. Так, международная телекоммуникационная компания Vodafone активно продвигает относительно новую для корпоративного рынка услугу DLM (device lifecycle managment, «управление жизненным циклом устройств»). Оператор такого сервиса не просто продает технологичное железо, а отвечает за его доставку в конкретное подразделение, за настройку и работоспособность, ремонт или замену в случае поломки, берет на себя утилизацию.

«Организации всех отраслей сталкиваются с двумя конкурирующими проблемами. С одной стороны, сотрудники ожидают, что будут обеспечены современными технологиями. С другой стороны, мобильные устройства становятся все инновационнее и, как следствие, дороже. В итоге предприятия при разработке своей программы цифровой трансформации сталкиваются с непредвиденными затратами и бюджетными ограничениями», - рассказывает о сервисе DLM консультант по цифровым рабочим местам Vodafone Николас Палмер-Деверилл.

Оператор предоставляет услугу DLM в 26 европейских странах, среди ключевых преимуществ сервиса называет экономичность бизнес-процессов. Размещенный на сайте программный калькулятор помогает рассчитать, насколько выгоднее приобретение сервиса управления жизненным циклом парка девайсов их самостоятельного обслуживания.
Тихон Смыков говорит, что бизнес-клиентам нужны не столько сами устройства, сколько сервисы. Антон Карпов отмечает, что софт нужно своевременно обновлять, в том числе и для защиты доступа к корпоративным ресурсам и конфиденциальной информации. Устройство должно быть интегрировано в ИТ-ландшафт компании. Без DLM для таких целей крупному бизнесу придется создать полноценное подразделение.

По данным Utelize, DLM помогает снизить общие затраты на мобильные устройства и их поддержку на 20%, одновременно освобождая ИТ-команду для решения более стратегических задач. Сервис управления жизненным циклом девайсов напрямую влияет на снижение совокупной стоимости владения (TCO) на 15–30% по сравнению с текущими общими расходами на мобильную поддержку, сеть, устройства и безопасность.

Западные игроки рынка DaaS и DLM расширяют номенклатуру оборудования и сервисов. Помимо ноутбуков, настольных компьютеров, смартфонов и планшетов они уже предоставляют по облачной модели IoT-девайсы, камеры наблюдения и даже системы умного дома. «Российским компаниям следует быть готовыми к тому, что покупка мобильного и IoT-оборудования в лизинг через несколько лет станет делом обычным. А основной доход будет приносить не продажа оборудования, а сервисные проекты», - прогнозирует Тихон Смыков.
Комментарии