28 Октября 2019 / Новости

«Государство пришло на этот рынок с пулеметом и пушками и начало очень резко всех расстреливать» 

«Государство пришло на этот рынок с пулеметом и пушками и начало очень резко всех расстреливать»
Российский e-commerce возник изначально как инициатива частных не крупных компаний, но позднее им заинтересовались традиционные ритейловые сети, а затем и государство. Создатель одного из немногих оставшихся независимыми интернет-магазинов «220 Вольт» Алексей Федоров рассказал издателю Firrma.ru Юрию Синодову, почему приход крупных игроков может негативно сказаться на отрасли.

Как вы считаете, есть ли сейчас смысл пытаться создать нового игрока в сфере e-commerce в свете того, что у старых игроков вроде Ozone, Lamoda и Wildberries достаточно прочные позиции плюс появились новые проекты, в том числе с участием госкомпаний? 

В течение пяти лет уже говорю, что открывать сейчас интернет-магазин нет уже никакого смысла. И чем дальше, тем больше нет никакого смысла. Потому что, если вы торгуете чем-то, на чем есть штрих-код, вы обречены на умирание. Сразу же. Как только вы торгуете чем-то, на чем штрих-кода нет. Например вы покупаете чашечку в IKEA, берете лак для ногтей, красите эту чашечку лаком для ногтей и получаете предмет искусства и ремесла. Вот тогда ее можно продать. А все остальное... Давно уже большие ребята продают ниже себестоимости. В том числе мы видим это на примере «Беру». 

А что конкретно они делали? 

Распространял промокоды, которые были примерно 1 000 рублей от себестоимости товара. То есть «Беру» покупал за 100 рублей, продавал по 100 рублей, и давал еще промокод, утрированно, на 10 рублей. То есть он продавал на 10% дешевле себестоимости товар, с какой единственной целью? Завоевать долю рынка. Когда у вас сзади по интернетовским, нашим совершенно неограниченный бюджет, а вы помните, что у «Беру» 60 миллиардов рублей: 30 сберовских и 30 яндексовских. 60 миллиардов – это самая большая инвестиция в e-commerce за все время.

Миллиард долларов, это большая сумма. И у вас есть явный мандат на то, что вы можете потратить 3 и 5, может быть, 10 миллиардов рублей из них вообще в никуда, только за рост аудитории, и KPI у вас, ни EBITDA, ни маржинальность. Просто доля...

у «Беру» сейчас задача получить 50% рынка к концу 2020 года. То есть не менее 600 миллиардов рублей оборота. Это очень много. И если у людей стоит такой таргет, и команда понимает, что они, возможно, не останутся на месте, если этот таргет не выполнят, то пойдут любые пушки, гаубицы в ход. Рынок будет, конечно, расплющен, и игрокам – не то, что мелким, а средним места вообще в нем не останется. Государство пришло на этот рынок,  который раньше был никому не известен, который никто не замечал, пришло с пулеметом и пушками и начало очень резко всех расстреливать. Возможно, и моя какая-то доля вины в этом есть маленькая. Малюсенькая, конечно же. Потому что популяризация e-commerce во властных коридорах – это, возможно, было большой ошибкой. Я понимаю, что моя роль здесь, может быть, ноль целых одна миллионная процента, да, но какая-то она, наверное, есть, и это очень грустно и обидно, глядя на то, что происходит теперь с рынком. 

То есть вы считаете, что участие государства в этом рынке можно назвать  деструктивным? 

Если государство приходит на ваш рынок, то оно сразу же начинает играть по собственным законам. С моей точки зрения, это игра без правил. Вы никогда не сможете противопоставить «Сбербанку» или «ВТБ», или «Газпромбанку», или «Магниту». Непонятно, что сейчас происходит с «Альфой», мы знаем, разные слухи про них ходят. Но если «Альфа» останется независимой, – я имею в виду «Альфа-Банк», не Х5, конечно же, – то у них тоже всегда были планы на e-commerce, а это тоже структура, которая может потратить очень много денег. И если они еще выйдут на этот рынок, то ни о каких планах частных структур, таких как «М.Видео» с распространением Goods, или получастных, таких как Ozon, который все хочет много очень завоевать, в общем, от этих планов не много, что останется. Потому что, ну при всем уважении к АФК «Система» или Baring Vostok, совладельцам Ozon, им будет очень сложно что-то противопоставить «Сбербанку» или ВТБ в их стремлении завоевать вторую половину рынка. Так что правила сильно изменились, и скоро потребителю станет гораздо проще, не надо будет выбирать между маркетплейсами, интернет-магазинами. Выбирать будет не из чего. Будет... будет «Росинтернет», и «Сбер Интернет» и «ВТБ Интернет». И на этом все закончится, собственно говоря. Вот «Ростелеком» построит свой интернет-магазин, и все закончится. Другое дело, что пока игры в это все пока еще не привели к каким-то большим результатам. Вы помните, что «Почта» давно открыла «Почту Маркет». 

Но «Почта» – это все-таки логистическая структура.

Я понимаю. Но «Сбербанк» тоже, знаете, не структура, которая занимается торговлей. Однако вот вам, здравствуйте. «Сбербанк» пытается открывать параллельно с этим логистику в своих отделениях. Вы помните, что два года назад так аккуратно в кулуарах сказали, что «Сбербанк» считает, что нужен второй большой логистический оператор. В это время «Почта России» так легко со стула сползла на пол. Я просто при этом присутствовал, когда в высоких кабинетах это сказали. И понятно, что «Сбербанк» может построить на своих 12 000 отделениях что-то довольно приличное, с точки зрения логистики, поставить почтоматы, выдавать посылочки. Другое дело, что «Почта России» – 42 000 отделений.

Ну хорошо, предположим кто-то из игроков делает свой как вы сказали уникальный «крафтовый» продукт, но остается же проблема с тем, что чтобы его купить нужно физически дойти до магазина, или оплатить доставку, в этом смысле госструктуры могут только помочь отрасли, организовав за счет своих отделений сеть центров выдачи и решив другие логистические вопросы... 

Нет никакой проблемы с доставкой ни в одном городе. Если мы подразумеваем под городом то, что в Российской Федерации городом называется. То есть ну хотя бы там от 50 000 населения. Конечно, нет никаких проблем с доставкой. Если вы живете в селе каком-нибудь, в селе за Уралом, возможно... под Барнаулом у вас село, возможно, там какие-то проблемы с доставкой есть. Хотя, скорее, это не проблемы с доставкой, а скорость и стоимость.  Но в целом никаких проблем нет. Если у вас есть где-нибудь, где хоть какая-нибудь «Почта России», у вас все доставляется. Более того, DPD доставляет в те места, где и «Почта России» не работает, совершенно прекрасно. Кто бы мог подумать 7 лет назад, что мы сегодня сможем 8-килограммовый перфоратор, мои «220 Вольт» доставлять за 300 рублей двое суток, ну хорошо, трое суток, в Новосибирск из Москвы? Это было нереально абсолютно. 300 рублей, это вообще ни о чем.

А логисты – это паразиты интернет-торговли, сейчас расскажу, почему. Абсолютно... абсолютно лишай, некие, извините, лианы какие-то, которые вьются вокруг красивого ствола пальмы интернет-торговли. Они очень здорово построили инфраструктуру, мы их накачали деньгами. В чем это выражается? Понимаете, Россия единственная страна в мире – подчеркиваю, единственная, это совершенно точно, – в которой абсолютный диктат, догмат покупателя. У нас одно из самых совершенных законодательств с точки зрения защиты прав потребителя. 

У нас потребитель может все, и он очень паразитирует на бизнесе, злоупотребляя правом. Могу по этому поводу долго рассказывать. Но бизнес тоже, не только законодатель, но и бизнес прогнулся под потребителя абсолютно. У нас делаются уникальные вещи для конечного потребителя, которые не делались нигде, нигде в мире. Например, вы никогда не закажете товар на Amazon без предоплаты. И при этом почему-то российский потребитель, заказывая на Amazon в Россию, он не задумывается, что надо карточкой предоплатить, и ему привозят этот товар.

А в США если Amazon опаздывает на три недели, то: «Господи, мне Amazon привез, это так круто, вау!» Это такая психологическая исключительная история, она не имеет к бизнесу никакого отношения.

...Да Amazon очень часто отменяет доставку.

Как заказывает вся Россия? Вся Россия за пределами Москвы и Петербурга заказывает на Wildberries, например, или на какой-нибудь на Lamoda, на каком-нибудь одежном сайте, девочка заказывает... Девочка не очень богатая, у нее зарплата 25 000 рублей в месяц, она заказывает паллет одежды. Паллет! К ней приезжает этот паллет, потому что постоплата. Поднимается на ее этаж. За все это платит интернет-магазин, логисты. Логисты в восторге. Девочка долго в этом всем, час, роется, как в магазине. Достает одну футболочку, одну маечку и говорит: «Это возьму. А остальное, – говорит она курьеру, – далеко не увозите, у меня через месяц еще зарплата, вы еще раз это же самое привезете. Вот я возьму вторую вещь». Логисты в диком восторге, логисты на этом всем зарабатывают, логистика в России развивается семимильными темпами. 

У магазина есть какой-нибудь механизм защиты от таких потребителей?

Нет. И законодатель сделал все, чтобы этого механизма не было. Любые «черные списки» незаконны. Россия вся работает за оборотку. За рубль купил, за 97 копеек продал, зато оборот огромный, да.

А какой в этом смысл тогда? 

Большое количество магазинов за обналичку же выводят, знаете про это? Вот ЦБ, наконец-то проснулся пару дней назад и стал мелкий бизнес закрывать за обналичку. Наконец проснулся ЦБ, хотя два года все было понятно, что обналичка стоимостью 17% – ну это безумие абсолютно. Было понятно, что интернет-бизнес во многом в некоторых больших городах превратился в постирочную машинку. К сожалению.

Каков механизм? Как это реализуется? 

У вас курьер приезжает, чек не пробивает. Кэша много. А если этих заказов у вас несколько тысяч в день, то у вас там сколько-то миллионов рублей в день набегает. У некоторых компаний по несколько миллиардов нала продается. ЦБ, наконец-то, через два года всей этой вакханалии пришло к выводу, что да, так работает. Вы же помните, несколько лет назад, когда ФНС включило историю АСК... (информационный ресурс АСК НДС-2 автоматически выявляет в цепочке контрагентов фирмы –«однодневки»), обналички стало значительно меньше. Потому прозрачными стали все каналы. Но из-за этого, казалось бы, ой как здорово, наконец-то рынок станет белым. Большие игроки жутко обрадовались. На самом деле рынок стал еще более черным, потому что многие московские интернет-магазины покупают iPhone за 10 000, продают за 9 000, а доходы получают за счет той же обналички. 

Тогда как может выглядеть нормальный интернет-магазин в России 2018 года? Без факторов обналички и госденег?

Это магазин лидер в своей категории. Ну, возьмем, например, Petshop. Вот Petshop лидер в своей категории, безусловно, в питании для животных. Это вау-кейс. Неимоверный абсолютно по качеству, по марке... Они сделали то, что еще не сделали большие игроки. Я удивляюсь, что не появился «Роскорм», сайт государственный. Хотя он наверняка появится. И Petshop будет сложно. Магазин лидер в своей категории, в любой категории, узкой категории, нишевой категории, он выигрывает. Главная история для любого интернет-магазина – уходить в нишу, как только можно, забиваться в щель. Но в этой щели быть главным. И если вы делаете мегасуперсервис по продаже книжек, как в свое время делал Ozon. 

Если у тебя нет 100 миллионов долларов, то на мейнстрим рынке нечего абсолютно, начинать бессмысленно совершенно, потому что в любой мейнстрим категории есть парни с миллиардом.