25 Июня 2013 / Мнение

Цензура или самомодерация 

Евгения Майорская Автор / Евгения Майорская
Евгения Майорская – основатель проектов Mnemonic и Cheeky&Coco.
Цензура или самомодерация

Обычно о законе о регулировании интернета расспрашивают экспертов, аналитиков и крупных бизнесменов. А что думают те, по кому он может ударить больнее всего? Например, стартаперы. Мы попросили поделиться своим мнением основателя Mnemonic и Cheeky&Coco Евгению Майорскую.

Принятый на прошлой неделе Думой закон о регулировании интернета вызвал довольно тихие комментарии и саркастические отзывы в «Фейсбуке». Многочисленные московские стартапы не вышли на улицы протестовать, только «Яндекс» написал, потому что у него есть отдел, который отвечает за политический пиар.

Если у вас раньше была иллюзия, что вы видите весь мир в его реальных красках через призму интернета, забудьте про это. Свободы слова не существует. Но дело здесь не в схожести нашего интернета с северо-корейским.

Вчера еще американский «Фейсбук» взрывался против принятия SOPA, а в Испании все-таки приняли антипиратский закон Ley Sinde. В Сингапуре предлагают ввести закон лицензирования сайтов и приложений. Что это и почему происходит с нами сейчас? Цензура? Давайте посмотрим на это шире.
Только за прошлый год мы (пользователи глобального интернета) наснимали 10% от всего объема фотографий, когда-либо снятых за историю человечества. Объем данных, которые мы производим, превысил 3 миллиарда террабайт и эта цифра должна удвоиться уже к 2015 году. Очевидно, что мы оказались не готовы к такому потоку данных и тем более к тому, какое влияние он теперь оказывает. Но важно помнить простое правило: с любым естественным изменением всегда приходит естественный регулятор. И если присмотреться, то в нашем случае такой регулятор давно запущен, это модерация. Модерация, которая живет по законам свободной конкуренции, а не искусственно узаконенных актов.

В мировой практике уже есть традиция строить сервисы по принципу, когда правообладатели сами заявляют о нарушении права: SoundCloud, все поисковые системы Google, Yandex, Scribd, YouTube и тд. Если бы Закон о защите авторских прав в цифровую эпоху (DMCA) был принят раньше, то мы бы сейчас слушали прорывной Napster, а не устаревший Spotify. Через нас проходит такое количество данных, что жизненный цикл единицы контента исчисляется секундами. То есть, чтобы заявить свои права на контент, вы потратите часы, чтобы отмониторить нарушение таких прав — месяцы, и все это для того, чтобы пользователи, может быть, заплатили вам парой секунд своего внимания. Очевидно, что эта система сломана, и копирайт в его традиционном понимании бьет по правообладателям гораздо больше, чем по пользователям. Контент по-прежнему генерирует объем денег, но теперь он никому не принадлежит. Как воздух. И решение не в заявлении прав на воздух, но в переходе на современные модели монетизации контента. То же самое и с методами цензурирования в интернете.

Новые правила просты. Когда на вас выливается 500 новостей в минуту, 500 из них сразу же становится прошлым. И на очереди следующие 700. Никто не хочет тратить свою жизнь на то, чтобы фильтровать этот мусор. Поэтому современные интернет-сервисы собирают о вас еще больше данных, чтобы знать, как фильтровать этот поток данных за вас. Когда вы заходите уже не в Facebook, а в Google Now, то видите не чем баловали себя за ужином ваши друзья с другого конца света, а новость о том, что через несколько часов вы со своим старинным другом окажитесь в одном городе и там, на узкой улочке, до которой 15 минут от станции, есть ресторан, который вам обоим обязательно понравится и вот, кстати, уже можно посмотреть меню, пока поезд мчит вас в этом направлении. Другими словами, ваши действия передают информационные сигналы: что вам показывать, а что – нет. Это и есть модерация Завтра. Она саморегулируема и не нуждается в законодательных актах.

Модерация сегодня выражается в том, что каждая уважающая себя социальная сеть, сайты знакомств и даже peer-to-peer-площадки вынуждены модерировать контент. В каждой стране существует свод законов: что можно, что нельзя публиковать в интернете. И это, конечно же, попытка искусственного регулирования потока данных со стороны государства. Мобильные приложения называют это нежным словом «кураторство». Это когда около 20% пользователей только одного Facebook постоянно публикуют непристойный контент, а сервис пытается сберечь нервы остальных 80% от столкновения с проявлениями эксгибиционизма и других проявлений темной стороны человечества. Станут ли пользователи со временем меньше любить порнографию? Вряд ли. Но всем станет комфортнее, если вы будете находить ее только там, где ожидаете. Возможно ли отфильтровать весь интернет с его объемами данных? Вполне.

Предсказать развитие сюрреалистических событий в России с законодательством довольно сложно, но очевидно, что правильная постановка вопроса – это модерация контента с порнографией и насилием и персонализация результатов еще до того, как пользователь сделал поисковый запрос. Блокировка ресурсов просто перенесет его на другой сервер в другой стране, лишив местных хостеров доходов, но не решит проблему разваливающихся традиций мультимедийного рынка.