21 Января 2014 / Мнение

Три причины, почему краудинвестинг не работает в России  

Петр Вырупаев Автор / Петр Вырупаев
Петр Вырупаев – руководитель проектов краудфандинговой площадки Planeta.ru.
Три причины, почему краудинвестинг не работает в России

Идеология совместной реализации проектов в последние несколько лет стала настолько популярной темой, что породила огромное количество направлений: краудсорсинг, краудфандинг, краудинвестинг, краудвойтинг, краудсерчинг и еще огромное количество страшных слов, начинающихся на «крауд».

Краудинвестинг появился, пожалуй, последним из всех современных крауд-штук. 

Краудсорсинг – совместное создание проекта разрозненными людьми. Краудфандинг – совместное финансирование проектов. Оба направленя уже прижились на российском рынке за прошедшие годы, хотя их развитие опаздывает на несколько лет по сравнению с Европой и США.

В 2013 году активно стартовал краудфандинг в России, выделились две крупнейшие площадки на рынке – Planeta.ru и Boomstarter. Сейчас «Планета» заявляет о более чем 50 миллионах рублей, которыми люди поддержали проекты, стартовавшие на этой площадке. Boomstarter не разглашает финансовых результатов, но в конце прошлого года руководством компании озвучивалась сумма в 35 миллионов рублей.

Краудсорсинг как идеология пришелся российским пользователям по душе. Появились как клоны зарубежных проектов, так и уникальные для России. Яркий пример – «РосЯма», где пользователи совместно следят за состоянием дорог и напрямую взаимодействуют с государством. Также есть интересные социальные проекты, нацеленые на людей с ограниченными возможностями, например, «Барьеров нет» и «Метро для всех». В большинстве случаев пользователи подобных ресурсов даже не задумываются, что они участвуют в краудсорсинге, они просто делятся знанием, информацией и своим мнением с другими.

Краудинвестинг – совместное народное инвестирование. Фактически, это посевное микрофинансирование, но производимое не бизнес-ангелами, а обычными людьми. Причем зачастую максимальный объем финансирования ограничен $10-20 тысячами. Стартовал краудинвестинг как самостоятельная идеология только в 2012 году, чему способствовал подписанный Обамой JOBS Act, который разрешил заниматься инвестициями не только квалифицированным инвесторам, но и обычным жителям США.

Уже первые запущенные площадки краудинвестинга показали за 2013 год сборы инвестиций в проекты в районе $50 миллионов во всем мире. По сравнению с отчетностью крупнейшей краудфандинговой площадки в мире, Kickstarter, который заявил о сборах в $480 миллионов, разница очевидна, но сам факт привлечения денег говорит многим предпринимателям, что будущее инвестиций именно в краудинвестинге.

Еще один интересный момент – большую часть сборов краудинвестингу обеспечил AngelList, привлекший в 2013 году $15 миллионов. Особенность в том, что это площадка для профессиональных инвесторов, работа с которыми было основным направлением до старта краудинвестинга.

В России же мне не известно ни одного удачного примера краудинвестинга. За последний год были созданы десятки различных платформ, проведена масса форумов и конференций, но результат пока нулевой. Платформа Smartmarket, которая должна была стать локомотивом российского краудинвестинга, анонсированная в сентябре 2012 года, так и не начав толком работать, была закрыта в июле 2013. Еще несколько классических примеров краудинвестинговых площадок: jumpstarter, логотип которого, по российским привычкам, чуть больше чем целиком срисован с Kickstarter, на котором не заявлено ни одного проекта, и Startup Cycle с десятком проектов, в которых обозначено финансирование крупных игроков. Но до сих пор ни одна из российских площадок не заявила о каких-либо сборах с помощью краудинвестинга.

И я, глядя на все это с высоты своего опыта в крауд-штуках, попробую назвать три причины, по которым краудинвестинг в России так и не взлетел. Причем две причины абсолютно реальны, а третья – вымышленная, но передаваемая на рынке из уст в уста.

1. Краудинвестинг в России технически невозможен.

Вот она, та самая надуманная проблема. Я бы не сказал, что это неправда, но общаясь с инвесторами и предпринимателями на рынке, я выяснил, что эта проблема останавливает многих. С другой стороны, практически на каждой встрече с предпринимателями или представителями крауд-культуры, я встречаю как минимум одного умного человека с огромным жизненным и профессиональным опытом, который хочет создать краудинвестинговую платформу. И каждый из них придумал свой способ обхода законодательных препятствий, а порой и не один.

Назову лишь самые распространенные из вариантов решения этой проблемы: публичный инвестиционный договор, организация площадки-фонда, прямая передача акций, договор доверительного управления. Есть и более интересные и неожиданные решения, но в целом законодательная проблема сильно надумана.

Многие крупные игроки инвестиционного рынка заявляют, что пойдут в краудинвестинг, только когда будут решены все законодательные вопросы. Думаю, что в этих заявлениях есть лукавство, так как большая проблема для них – это репутационные риски первопроходцев, а вовсе не юридические моменты.

Так почему же тогда краудинвестинг у нас не работает?

2. Отсутствие идеологически верных проектов.

Эта проблема находится на стороне людей, начинающих новый проект. За последний год я общался со множеством стартаперов и даже, неожиданно для себя, стал членом жюри на одном из конкурсов бизнес-идей. Я почти уверен, что современные российские стартапы не способны получить финансирование с помощью краудфандинга и краудинвестинга.

Проблема не в том, что они плохие. Большинство идей само по себе очень интересны и достойны уважения. У некоторых даже весьма неплохая первичная подготовка и реализация. Многие из них способны привлечь инвестиционные фонды или частных инвесторов, но никак не через краудинвестинг.

Все дело в том, что краудсорсинг, краудфандинг и краудинвестинг – это отдельная идеология, которая на самом деле не про деньги. Большинство успешных краудсорсинговых проектов существует совершенно независимо, объединяя сотни, тысячи и даже сотни тысяч людей просто своей идеей. Вы думаете, человеку, который пишет статью для Википедии нужны деньги? Он на самом деле не получит даже известности как автор этой статьи. Но он вместе с сотнями тысяч людей делает общее дело. Прекрасное дело, на которое не жалко потратить свое свободное время совершенно бесплатно.

Краудфандинг в России тоже работает по схожему принципу. Достаточно посмотреть самые успешные российские проекты, чтобы понять, кого и как поддерживают люди. Народ готов поддержать финансово проекты, которые ему очень близки. Фильмы, музыку, книги, творчество людей, которых они, в целом, готовы были бы поддержать и безвозмездно. Крупнейшими проектами в России стали: фильм «28 панфиловцев» о событиях 1941 года и новый мультфильм создателя «Летучего коробля» и «Красной шапочки & серого волка» Гарри Бардина «Три мелодии». Оба проекта вызвали большой общественный резонанс и поддерживали их явно не ради вознаграждений, предложенных в проектах.

С другой стороны, у нас так и не сформировались проекты, которые поддерживают ради получения результата, как это происходит на Kickstarter. Наверное, это особенность русской души или просто такой этап развития краудфандинга.

Если же говорить о краудинвестинге, то к нему подходят с точки зрения финансов, окупаемости, пытаются включить мозг. В таком формате краудинвестинг практически не работает. Достаточно посмотреть на самые успешные проекты на Западе, которые были поддержаны неквалифицированными инвесторами, чтобы понять, какой именно формат собирает больше всего инвестиций. Обычно это проекты, которые несут ценность для простых людей, понятны им и близки. Это проекты, вложившись в которые, люди на самом деле не ждут возврата инвестиций, для них важнее, что они стали частью чего-то важного и значимого уже сегодня.

Один интересный пример, на который я наткнулся, когда искал материалы по краудинвестингу, это отдельная краудинвестинговая платформа, посвященная внедрению солнечной энергетики в странах третьего мира. Люди совместно финансируют солнечные электростанции, чтобы потом окупить эти вложения из платы за электричество. Вы действительно считаете, что эти проекты окупятся в ближайшем будущем? И вы действительно думаете, что собранные сотни тысяч долларов – это настоящее финансовое вложение?

А есть ли подобные проекты на российских краудинвестинговых площадках?

3. Краудинвестинг – плохой финансовый инструмент.

Многие финансовые аналитики и участники инвестиционных рынков очень любят обсуждать краудинвестинг. Пожалуй, вершиной интереса к краудинвестингу стала отдельная секция на форуме «Открытые инновации», который прошел в конце 2013 года. И практически единогласно все спикеры согласились с тем, что краудинвестинг – крайне рискованный финансовый инструмент. И если привлечь инвестиции в проекты можно, то получить реальную прибыль в разумное время практически нереально.

Краудинвестинговые площадки, в каком формате их хотят сформировать в России, рассчитаны на средний класс. Люди, которые скопили от ста тысяч рублей до нескольких миллионов. Но их основная задача – приумножить или как минимум сохранить свои деньги, поэтому инвестиции в проекты на этапе стартапа явно не для них. Им намного интереснее вкладываться в ПИФы, недвижимость, депозиты в конце-концов. Поэтому из категории среднего класса остаются только игроки, которые и сегодня играют на бирже, сидят на «Форексе», спекулируют криптовалютами. Им может быть интересен краудинвестинг, но из-за длительности проектов и невозможности выйти из них, интерес игроков будет крайне невелик.

Вторая категория людей, на которых рассчитывают аналитики – это бизнес-ангелы. Но и тут есть проблема. Бизнес-ангелов в России крайне мало. А тех, кто готов вкладывать действительно умные деньги – и того единицы. Поэтому на них идет самая настоящая охота со стороны стартаперов, которые только и мечтают презентовать им свои проекты. В таких условиях им нет нужды идти в краудинвестинг. Слишком высок спрос на них и для бизнес-ангелов нет никакого смысла идти в совместные инвестиции неизвестно с кем.

Еще одна категория, на которую надеется рынок – венчурные фонды. Но с ними ситуация еще более интересная. При недостатке бизнес-ангелов венчурные фонды у нас начали играть их роль, на самом деле им не свойственную. Классический венчурный фонд вкладывается в компанию только в момент ранней стадии финансирования, когда стартап уже работает и может показать реальные финансовые результаты. Но даже венчурные фонды, выполняющие роль бизнес-ангелов, должны полагаться на цифры и крайне строго оценивать риски, которые крайне велики при краудинвестинге.

С другой стороны, многие обычные люди, не рассматриваемые рынком как инвесторы, готовы вложиться в дело, которое им интересно, цепляет, кажется своим и может в дальнейшем приносить доход. Вот только презентуют им такие бизнесы в разрезе сухих цифр, расходов и доходов, графиков и диаграмм. А здесь значимые и интересные проекты очень сильно проигрывают обычным спекулятивным. В этом нет ничего плохого, просто именно здесь лежит проблема непонимания стартапером своего потенциального инвестора.

Все, больше причин нет. Более того, как мне кажется, я описал и путь выхода краудинвестинга из тупика у нас в стране. На самом деле это даже не аналитика, а просто приглашение к диалогу. Возможно я что-то упустил и вы сможете дополнить эти размышления своими комментариями. Рад буду любым отзывам. 

А также:
Как стартаперу работать с юристами?

22.07.2016

Как стартаперу работать с юристами?

Автор / Искендер Нурбеков

Переходный период в жизни компаний

19.07.2016

Переходный период в жизни компаний

Автор / Артем Инютин