7 Августа 2017 / Мнение

Дмитрий Масленников о том, как FunCubator привлекает стартапы 

Дмитрий Масленников о том, как FunCubator привлекает стартапы
Партнерский материал 

Руководитель Disruptive.VC Дмитрий Масленников объясняет, как акселератор FunCubator старается преодолеть родовые ошибки всех акселераторов и стать для стартапов желанных партнером.

Я создаю и запускаю корпоративные акселерационные программы, а также консультирую тех, кто задумывается о создании собственного акселератора. Одна из важнейших частей моей работы – проектирование условий акселерационных программ для корпоративных клиентов, где я вынужденно балансирую между бизнес-интересами корпорации-заказчика и максимизацией ценности для основателей стартапов, которых надо привлечь в акселератор.
 
Создание ценностного предложения для стартапов является важной частью запуска любого акселератора и требует особого внимания и понимания предпринимательского мышления. Мышления, логика которого порой меня очень удивляет своей нерациональностью или излишним романтизмом.
 
Этой статьей я попробую приземлить фантазии, так называемых, first time entrepreneurs, а также развеять иллюзии некоторых опытных основателей стартапов. Я постараюсь открыть глаза на реальное положение дел и избавить от неоправданных ожиданий от акселератора и условий работы с ними. Я сделаю ровно то, что произошло со мной в процессе подготовки к запуску акселератора, речь о котором пойдет ниже.
 
Делать это я буду на практике, беря в качестве примера мое текущего клиента – акселератор FunCubator, который инвестирует в стартапы на стыке фана и технологий.
 
Мы привыкли думать, что акселератор, как правило, берет небольшую долю за акселерационную программу и стартовые инвестиции, а потом зарабатывает на увеличении капитализации компании, ее продаже стратегу, выходу на IPO или выходе при входе инвестора следующего раунда. По западным меркам мы ориентируемся на 6-12% за сумму Х. Правда сумма Х у нас и у них сильно отличаются, но к этому мы уже привыкли.
 
Не буду скрывать, меня и самого сначала сильно удивило желание заказчика забирать себе контроль через десятки процентов от стартапов в акселераторе проектов ранней стадии. Это желание шло вразрез с общепринятой мировой логикой, что у основателей должен оставаться контроль над компанией и максимальная доля для поддержания мотивации к ее развитию.
 
Сделаю небольшое отступление и скажу, что при создании акселератора корпорации часто сталкиваются с проблемой получения долей в стартапах, так как с юридической точки зрения им трудно их взять, а потом ими оперировать. И поэтому часто оказывается так, что на раннем этапе для корпорации проще вообще ничего не брать, а только отдавать стартапам, чтобы в будущем иметь приоритетное право на сотрудничество с ним.
 
Итак, мой клиент не видит для себя другого варианта, кроме получения контрольной доли в стартапах, принятых в акселератор, а моя задача состоит в том, чтобы спроектировать условия и ценностное предложение так, чтобы оно было привлекательно для сильных команд и перспективных основателей с идеями.
 
В процессе поиска решения этой задачи я прихожу к очень интересным выводам, которыми хочу с вами поделиться и которые позволили нам сформулировать одно из самых привлекательных, на мой взгляд, предложений от акселератора стартапам:
 
1.     Чтобы развивать свой стартап, нужны деньги. Как минимум деньги на жизнь, чтобы fulltime работать над проектом, а не пилить его в свободное от основной работы время, а как максимум на команду, подрядчиков и маркетинг. Мне кажется, что у нас так мало стартапов, потому что у основателей стартапов в массе своей нет стартового капитала, подушки безопасности и возможности не работать 6-9 месяцев, занимаясь только своим стартапом.

Так вот FunCubator дает эту возможность – инвестирует 6 млн рублей на 6 месяцев.
 
2.     Стартапы, получившие грантовое, ангельское, FFF или акселерационное финансирование, с которым у нас, к счастью, все очень даже неплохо, не доживают до следующего этапа, потому что не выживают в «долине смерти», не успевают привлечь bridge-раунд и просто потому что инвесторов работающих в промежутке между seed и A стадиями у нас недостаточно.
 
Ребята из FunСubator думают над решением этой проблемы, потому что понимают, что это действительно – сложность. Думаю, скоро предложим стартапам что-то интересное. 
 
3.     Жизнь стартапа, его команды и основателей в «долине смерти» – сомнительное удовольствие. Постоянный недостаток времени и денег, как следствие нервная обстановка. И те, кто через это проходят, по моим наблюдениям, часто остаются без супругов, отдыха, но с опытом и недугами. Да, это и называется предпринимательством, именно за умение проходить через все это весь мир любит и уважает предпринимателей. Но спросите себя, на какие личные жертвы вы лично готовы пойти, спросите близких людей, чем готовы пожертвовать они?

Поэтому многие те, кто хотел бы стать предпринимателями – wantrepreneur’ы, как мы их еще называем, – предпочитают работать на работе, а не создавать стартап.
 
FunCubator предлагает решение – вы можете остаться и продолжать развивать проект, при этом получая свою привычную рыночную зарплату, являясь при этом акционером стартапа с опционом, но не беря на себя и свою семью все «прелести» предпринимательских ограничений.
 
4.     Заработать на стартапе очень трудно. Заработать в смысле выхода в cash – продать свою доли или стартап целиком. У нас катастрофическая проблема с выходами – продажами стартапов корпорациям, которым проще дождаться банкротства компании и нанять команду на работу или купить у них продукт через создание под заказ или по лицензии. И я их за это не осуждаю – часто именно я подсказываю им эти решения.
 
FunСubator позволяет заработать сразу – компания готова выступать стратегом на ранней стадии и позволяет основателям «откэшиваться» на раннем этапе. То есть основатели стартапа могут сделать полный или частичный выход из компании, продав свою доли целиком или частично текущему инвестору. Да, заработать выходит не столько, сколько потенциально можно было бы получить в случае ошеломительного успеха. Но вы же помните, если вы не вывели проект на глобальный уровень, продать стартап дорого в России будет трудно. А успешные сделки – лишь подтверждения исключений из правила.
 
Резюмируя, мне кажется, у нас получилась уникальная для России программа акселерации с уникальными условиями, которые на первый взгляд могут обескураживать, оскорблять амбиции или казаться в высшей мере наглыми. Но если задуматься, такого еще никто не предлагал.

А также: