20 Мая 2016 / Мнение

Во что превращается венчурный капитал? 

Сергей Топоров Автор / Сергей Топоров
Сергей Топоров – старший менеджер по инвестициям фонда LETA Capital.
Во что превращается венчурный капитал?
Инвестиционный менеджер LETA Capital Сергей Топоров углубляется в историю и напоминает про главное: что такое венчур, а что – нет, и что из всего этого следует.

Сталкиваясь с отказом от нашего фонда, предприниматели часто считают, что проект показался нам несостоятельным. Так происходит далеко не всегда. Обычно причина заключается в том, что стартап недостаточно «венчурный» в нашем понимании этого слова. Что такое, на мой взгляд, действительно настоящий технологический стартап, в чем заключается задача венчурного фонда и почему на рынке много сделок, которые уже далеки от каких-то инноваций?

Цель любого венчурного фонда в его классическом понимании – заработать денег больше, чем можно получить, вкладываясь в инструменты с пониженным уровнем риска. Вопрос в том, как это сделать и какие инструменты выбрать, лавируя между потенциальной доходностью, степенью риска и своим видением будущего. 

Создавая фонд LETA Capital, мы решили инвестировать в классические венчурные истории, а именно в проекты, которые хотят и могут за счет технологий и инновационных бизнес-идей стать успешными в мире и вырасти в десятки раз. Однако это вовсе не значит, что инвестировать надо просто в любые наукоемкие проекты, делающие что-то очень сложное, в то же время это не простое зарабатывание денег – основной фактор.

Я вижу два варианта таких «венчуров». Первый – участвовать в новом, формирующемся или еще даже не сформировавшемся рынке, решающим реальные проблемы потребителей. Второй вариант – предложить идею для уже застоявшегося рынка, способную в значительной степени изменить его. Сделать продукт эффективнее, доступнее для потребителя за счет проникновения новых технологий в эту отрасль. В этом случае рынок за счет своего роста, его ненасыщенности может вытащить продукт быстрее, чем при использовании классических моделей продаж. И вариант, когда спрос будет расти быстрее предложения, наверное, самый лучший. Основные риски при этом – выйти на рынок раньше, чем он созреет, или же выйти, когда он уже превратился в устойчивый тренд: игроков становится все больше и больше, а в конечном итоге все уходит в ширпотреб.

Меня всегда воодушевляли истории ранних Intel и Apple, которые фактически создавали компьютерный рынок и целой софтверной индустрии, исчисляемой сегодня сотнями миллиардов долларов. Или Cisco, ввязавшейся в развитие сетевых решений, когда соединять-то толком еще было нечего. Или Amazon, использующей интернет-канал для замены традиционного ритейла. Или Excel, заменившей огромные массы работников, функции которых были – делать расчеты для сводных таблиц.

Сегодня большинство таких продуктов уже массово проникли в нашу жизнь и их сложно назвать венчуром. Но есть еще масса новых ниш, потенциал которых далек от раскрытия.

При этом если смотреть на некоторые венчурные сделки, которые освещаются на страницах техноблогов, то они вызывают удивление – что нового в интернет-магазине кошачьих товаров, солнечных очков и очередном сервисе такси? Это стратегия, заключающаяся в том, чтобы «залить» рынок деньгами и за счет мощного маркетинга сформировать спрос. Когда-то это были соцсети, мобайл, бигдата. Сегодня – разного рода мессенджеры и чат-боты. Завтра, когда получат распространение «железные» платформы, это будут софтверные продукты для виртуальной реальности. Следование такой стратегии определенно снижает риск, но я не считаю такие вещи настоящим венчуром. Продавать товары или услуги через интернет или мобильное приложение сегодня это уже не технологический, а организационный вызов и борьба капиталов. Часто это приводит к тому, что победителем на рынке может стать проект, способный прожигать миллионы долларов, а не дающий лучший продукт и приносящий прибыль. Я бы такие проекты по-настоящему венчурными не называл.

Если брать примеры из нашего портфеля, которые работают на еще не сформировавшемся рынке и принимают участие в его создании, можно посмотреть, к примеру, на RoboCV. Команда занимается роботизацией складских машин – тягачей, погрузчиков, – доступной для массового внедрения. Представляете, как такая автоматизация складских операций может изменить индустрию? Грузоперевозки станут прозрачнее и безопаснее, логистические компании смогут масштабировать свой бизнес без человеческих рисков. Сегодня над решением задачи автопилотирования бьются многие игроки для самых разных отраслей, в особенности автомобильной. Когда кто-нибудь предложит клиентам доказанные решения, спрос на них будет взлетать экспоненциально. 

Или, допустим, компания bright box позволяет управлять функциями автомобиля с мобильного телефона, создает платформу для взаимодействия всех участников данной отрасли автомобиль-владелец-дилер-автопроизводитель. Несуществующая несколько лет назад индустрия сегодня показывает небывалый рост спроса на подобные решения. Автомобиль становится новой мобильной платформой, а не просто средством передвижения. 

Многие считают, что в России нет венчура, потому что нет инвестиций в проекты для еще не созданного рынка. И это понятно, если, к примеру, я поднял деньги от сторонних инвесторов, и они ждут от меня возврата от инвестиций, а я буду инвестировать в совсем нетривиальные проекты, которые могут с треском провалиться, новые деньги я в фонд не привлеку.  Отсюда и идут вложения в совсем не венчурные проекты. Хотя настоящая венчурная история – не заходить в супертрендовые рынки, о которых уже вовсю говорят. Такие истории обычно уже только про деньги и исполнение.

Несмотря на то, что в целом фонды делают не так много сделок, я вижу в потоке заявок много интересных проектов.  Так, к примеру, выглядит срез по российским проектам в 2015 году через нашу призму, а вот YCombinator сделал интересный исторический срез.  И если фонд отказал, это вовсе не значит, что проект провальный. Если нет возможности быстро вырасти в 10 раз, это не повод не развивать бизнес. Вполне вероятно, что компания в долгосрочной перспективе переплюнет массу сегодняшних единорогов за счет эффективных бизнес-процессов, серьезного подхода к качеству продукта, выполнению планов и так далее. Ведь часто достаточно просто работать хорошо, чтобы иметь отличный бизнес. Такие компании тоже надо создавать и поддерживать, просто это не «венчурные» истории.