8 Августа 2016 / Мнение

Израильский инвестор Моше Бар: «Большой взрыв» в России еще не случился 

Екатерина Загорская Автор / Екатерина Загорская
Постоянный автор Firrma
Израильский инвестор Моше Бар: «Большой взрыв» в России еще не случился
Моше Бар – известный израильский венчурный инвестор, в прошлом основатель нескольких компаний, рассказал Firrma.ru, что он думает о российской экосистеме стартапов и российских венчурных инвесторах.

О российских стартапах

Мы никогда не инвестировали из наших европейских и американских фондов напрямую в российские компании. Даже если бы мы нашли отличную компанию и команду, мы бы все еще подумали дважды, прежде чем вложиться. Но у нас большой опыт инвестирования в израильские компании с российскими основателями. Некоторые из них позже вернулись в Россию. Кроме того, мы вкладывались в компании с российскими подразделениями, например, в Rocket Internet, имеющую российскую дочерную компанию Lamoda. 

В таких экономически развитых странах, как Германия, Франция, Италия, люди не хотят брать риски, потому что у них и так все хорошо, обо всем заботится государство или родители. Я часто приезжаю в Россию и вижу, что здесь иная ситуация. Русские люди – не так довольны тем, что у них есть. Если человека не обеспечивает государство, ему самому приходится что-то предпринять. Это стимулирует начать бизнес.

Российские компании производят качественный софт. Но  российские стартапы проигрывают в маркетинге. Необходимо быть дерзким, чтобы работать в стартапе. Богатые семьи и страховые компании дают капитал венчурным фондам и последняя вещь, которую они хотят, это чтобы стартапер был осторожным с деньгами. Они говорят: я даю тебе 1% того, что у меня есть, если я потеряю деньги, это всего лишь 1%, но если ты успешный стартапер, я могу дать в 5-6 раз больше на развитие бизнеса. Так что иди, рискуй и не будь осторожным. Если ты основал стартап, то худшая вещь – это  быть слишком осторожным и развиваться медленно только потому, что страшно рисковать.

Государство и венчурный капитал

Говоря о препятствиях в создании стартап-экосистемы, надо заметить, что вам не хватает венчурного капитала, поэтому стартапы вынуждены искать капитал в Европе или в США, а впоследствии уезжать из страны. 

Российские венчурные компании также начинают инвестировать за рубежом. Это проблема «курицы и яйца», и только правительство может решить ее. Государство должно взрастить индустрию венчурных фондов. Причем в такой большой стране, как Россия, нужно создать не два-три, а 20 венчурных фондов. 

Российское правительство должно принимать большее участие в жизни стартапов, а также помогать основывать венчурные фонды, потому что России нужны оба элемента. Местные венчурные фонды будут способствовать тому, чтобы стартапы здесь оставались, а экосистема потихоньку развивалась. Мое убеждение заключается в том, что венчурный бизнес всегда тесно связан с конкретным местом, поэтому венчурные фонды должны оставаться в России. Лучше всего для российских венчурных фондов – это работать с российскими стартапами. А для российских стартапов – лучше всего работать с российскими венчурными фондами. 

Кроме того, венчурному капиталу непросто инвестировать в иностранные рынки. Это для него неестественно. И должна быть действительно серьезная причина, чтобы уходить за рубеж.

«Большой взрыв» в России еще не случился

У России огромный потенциал, однако «большой взрыв» здесь еще не случился. В Израиле, например, основой для «большого взрыва» стала армия с очень развитыми технологическими подразделениями. Многие технологические предприниматели вышли оттуда, армия способствовала созданию экосистемы стартапов. И сейчас ежегодно в Израиле запускаются несколько тысяч стартапов.

В Америке основой для «большого взрыва» стали университеты. Прежде всего, Стенфордский университет. Он выпускает много блестящих профессионалов. Когда появилась компания HP, в то время высокотехнологичная (сейчас уже нет), то она стала «фитилем» для того, чтобы «зажечь» экосистему стартапов. С HP началось создание экосистемы стартапов в Америке.

У вас в России есть все необходимое. Я уверен, российская экосистема «выстрелит», просто это займет больше времени. У вас есть много хороших примеров, очень удачных: компании Acronis, Kaspersky. Отмечу, что фокус на безопасность – это хорошо, хотя из-за конкуренции стать успешным стартапом в этой области непросто.

Моше Бар

Инвестор и управляющий партнер компании Texas Atlantic Capital Partner. Компания вкладывается в европейские, американские, а также израильские стартапы на ранних и поздних стадиях в области e-commerce (в частности, она вложила $7 млн в Rocket Internet в апреле 2014 года), программного обеспечения ($1,25 млн в Opvisor в апреле 2014 года), Big Data, SaaS, облачных сервисов, цифровых медиа. 
Ранее Моше Бар основал нескольких стартапов, таких как Qumranet (разрабатывает платформы для виртуализации, основанные на Kernel based Virtual Machine (KVM) и протоколе SPICE). Он продал ее американской Linux-компании Red Hat в 2008 году за $107 млн. Также он основал XenSource (платформу для серверной виртуализации и управления гипервизором), которая была продана Citrix (поставщик «облачных» технологий) за $500 млн в 2007 году. Моше Бар также основал компании Qlusters Inc, openMosix и выступал бизнес-ангелом в компаниях Hyper9, Neebula, Qlayer. Последняя была продана Sun Microsystems (производитель программного и аппаратного обеспечения) в январе 2009 года.
Автор десятков книг и статей, посвященных Linux и файловым системам.